Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:38 

" Мои фанфики "

Sonne86
Автор: emilija
Фанфик: «Игрушка»
Автор: emilija
Бета: Miray
Фэндом: Deluhi, Dir en Grey, The GazettE
Персонажи: Уруха/Кай, Тошия/Шинья, Рейта, Руки, Каору, Дай, Кё, Леда, Агги, Сойк, Джури
Рейтинг: R
Жанры: Слеш, романтика, ангст, драма, AU
Предупреждения : Насилие
Размер: Макси, 75 страниц.
Кол-во частей: 24
Статус: Закончен


Описание : Кто знает, что уготовано ему судьбой...


Глава 11
В первые Кай настолько остро ощущал все прикосновения и ласки Урухи. Впервые всё его тело пылало настолько жарким пламенем страсти в объятьях Урухи.
Он открывал для себя всё новые грани своего существа, то о чём раньше даже не догадывался.
Он страстно отвечал Урухе, не в силах быть безответным.
Кай то целовал шею, то прикусывал мочку уха, а после стона Урухи начинал старательно зализывать место укуса.
Его руки путешествовали по всему телу, не оставляя ни одного сантиметра не обласканной кожи.
Уруха был поражен перемене в Кае. Он извивался в его руках, как ластился к нему, будто телом Кая правит кто-то другой.
Кай выгибался всем телом от каждого прикосновения к самым чувствительным местам своего тела.
Он откровенно провоцировал Уруху на более решительные действия. Оставив в покое шею и спустившись губами ниже, переключил своё внимание на соски.
Возбуждение становилось с каждой минутой всё сильней. Уруха осторожно развёл ноги Кая. Тот явно не был против. Взяв Уруху за руку он с урчанием вобрал его пальцы в рот облизывая и посасывая их с видом, будто у него во рту сейчас самая вкусная конфета в мире. Понимая, что сдерживаться глядя на такого Кая он больше не в силах, Уруха медленно вынул свои пальцы из его рта.
Кай насупился, как обиженный ребёнок. Не сумев сдержать улыбку, Уруха нежно поцеловал Кая в губы.
- Прости, но они нужны мне в другом месте. Ты ведь не против? - И для большей убедительности провёл пальцами по всей длине члена Кая, после чего, скользнул пальцами к тугому колечку мышц.
Кай приподнял бёдра, разводя ноги шире и открывая больший доступ к себе.
- Нисколько, я только за.
Кай полностью отдавался ощущениям. От их остроты сбивалось дыхание, а голова шла кругом.
Уруха без зазрения совести доводил Кая до безумия и наслаждался результатом своих стараний. Он зацеловывал каждый сантиметар кожи, водил языком по груди, поочерёдно терзая соски. Постепенно спускаясь к прессу, не обделил своим вниманием и пупок, наслаждаясь дрожью желания.
Одной рукой он медленно и плавно ласкал возбуждённый член Кая, в то время как пальцами другой тщательно готовил Кая.
Ему совсем не хотелось причинить любовнику даже минимальный дискомфорт, и хотя своё возбуждение становилось болезненным, торопиться он не собирался.
Кай то зажмуривал глаза, то, наоборот, широко распахивал, с его губ срывались стоны, которые он не мог, да и не хотел сдерживать.
Ему откровенно не нравилась медлительность Урухи. Он подавался на его пальцы, что так не торопливо скользили в нём.
- Уруха... хватит, ну же, я больше не могу, - это была откровенная мольба, мольба которой Уруха не мог не внять.
- Чего ты хочешь? Я не понимаю тебя, скажи яснее, - это был явный шантаж, но такой приятный.
Кай сдавленно зашипел когда Уруха убрав обе руки и упираясь ими в матрац, навис над ним.
Его глаза гипнотизировали Кая, не позволяя отвести взгляд.
Ожидание ответа сводило Уруху с ума, но эта пытка стоила того. От одной только мысли, что вот сейчас Кай сам попросит его о продолжении, кружилась голова.
Кай закусил губу и помотал головой. Произносить подобное вслух он не собирался.
- Ну как хочешь, я, знаешь ли, устал, так что спокойной ночи, Кай, - Уруха сладко улыбнувшись, улёгся рядом, развернувшись к Каю спиной. Всем своим видом показывая, что и в правду собрался спать.
Кай ошалело смотрел Урухе в спину, не веря, что он так легко отказался от продолжения.
Кая мучила неудовлетворённость, всё тело ныло, а член требовал разрядки.
Понимая, что долго он так не выдержит, подполз к Урухе.
Положив руку на его плечо, легонько потянул желая повернуть Уруху на спину, но тот видимо решил построить обиженного и сдаваться просто так не собирался.
Кай прекрасно понял чего ждёт Уруха.
Тяжко вздохнув и запрятав гордость как можно глубже, произнёс.
- Уруха, трахни меня.
Реакция Урухи была молниеносной, Кай даже пикнуть не успел, как был опрокинут обратно на спину, а довольный до нельзя мужчина впился в его губы.
Кай смело глядя ему в глаза, развёл ноги, стараясь прижаться к Урухе как можно тесней.
Устоять против такого приглашения он не мог.
- Кай, солнышко, повернись, будь добр, - дважды просить не пришлось, Кай проворно повернулся встав на колени и уперевшись локтями в подушку, призывно оттопырил свой аппетитный зад. Уруха при виде такого развратного Кая терял последние крупицы самоконтроля.
- Ты там что заснул?
Вместо ответа Уруха погладил Кая по ягодицам, после чего указательным пальцем скользнул в ложбинку.
Стоило его пальцу коснутся входа, как Кай тут же подался бёдрами назад, толкаясь на его палец.
- Какой ты нетерпеливый, - пожурил любовника Уруха.
- Слушай, если ты сию минуту не трахнешь меня, я сам тебя отымею, - Кай уже не говорил и даже не стонал. Он шипел как разозлённый кот.
Казалось, Кай хотел ещё что-то сказать, но Уруха решив что он услышал достаточно,
подался ближе, руками раздвигая ягодицы и открывая себе больший доступ. Он не мигая следил за тем как головка его члена мягко надавила на вход который с готовностью пропустил её.
Кай резко толкнулся на Уруху ему было плевать на возможный дискомфорт, главное скорее получить то желанное удовольствие, что доставлял ему Уруха.
Не желая разочаровывать Кая, он начал двигаться сначала медленно под всё ещё недовольное шипение. Постепенно наращивал темп с улыбкой отмечая, что звуковой аккомпанемент изменился и теперь, взамен шипению раздавалось довольное урчание в перемешку со стонами.
Когда удовольствие стало приближаться к критической отметке Кай потянул руку к собственному члену, но Уруха опередив его первым стал ласкать изнывающую плоть.
Кай старался удержатся с Урухой в одном ритме, то толкаясь назад, то подаваясь в перёд.
Ослепительный оргазм накрыл Кая с головой. Кончая, он обильно излился Урухе в руку, медленно опускаясь на постель чувствуя, как Уруха продолжает движение в нём.
Сжавшиеся вокруг члена мышцы приблизили желанный оргазм и толкнувшись максимально глубоко в Кая, Уруха со стоном кончил, изливаясь горячей вязкой жидкостью в Кая.
Покинув столь желанное тело Уруха устроился рядом. Сил на душ не осталось, а потому с ним решили обождать до утра.


Глава 12
Впервые, пробуждение в компании с другим человеком доставило Урухе удовольствие. Обычно это было пыткой. Те партнёры, что оказывались в его постели, интересовали Такашиму исключительно ночью, а вот утром лицезреть их рядом не хотелось совершенно.
А уж тем более, упаси боже, когда эти самые партнёры проявляли рвение к утренним ласкам. Самым желанным, обычно, было проснуться одному.
Но пробуждение рядом с Каем не только не вызвало обычных негативных эмоций, а даже наоборот.
Возникло желание как можно дольше наслаждаться этой тихой и столь хрупкой картиной. Кай лежал на боку одну руку подсунув под щеку.
Слегка морщил нос и периодически шевелил губами.
Уруха давно отвык от настоящей нежности и искренности. Он привык, что люди готовы были на очень многое ради его денег.
А потому-то тепло, что разливалось в груди было столь неожиданно и даже пугающе.
Он слегка нахмурился. Все эти нежности заставляли его чувствовать себя уязвимым.
Его чётко выстроенные и отточенные до мельчайших деталей взаимоотношения с миром сейчас трещали по швам.
Мог ли он представить себе, что его пьяная прогулка в итоге приведёт его к столь крутым переменам в жизни.
Уруха никогда не занимался самообманом, а потому прекрасно понял что-то, что затевалось как месть и унижение обернулись совершенно иным.
Впрочем, отказывать себе в возможности на толику счастья и радости он не собирался.
А Кай? Ну Кай никуда не денется. Уж кто-кто, а он очаровывать и кружить головы умел отлично.
- Ты от меня теперь никуда не денешься, - прошептал Уруха на ухо спящему Каю.
Впрочем, тот продолжил спать как ни в чём не бывало.
Но было одно обстоятельство, что не могло дать Урухе покоя.
Аой был другом, нет, братом, а теперь стал злейшим врагом.
Что он задумал? Зачем приходил? Мысли стали клонится не в самую радужную сторону.
- Ну уж нет, Аой. Ты забрал Руки, что ж пусть, но Кай это совсем другое. Его ты не получишь! - Дал себе слово Такашима.

Проснувшись, Кай почувствовал пронзительный взгляд. Догадаться, кто мог вот так нагло рассматривать его спящим было не трудно.
Решив не выдавать своего пробуждения, Кай продолжил спокойно лежать.
Ему надо было подумать над тем, что сказать Аою, когда тот явится через пару дней.
Он конечно плохо знал брюнета, но его наглость и самоуверенность давали понять, что настроен он решительно.
Что делать решить было трудно, но одно он знал наверняка.
Уходить он не намерен. Эта ночь многое расставила по своим местам.
Кай всегда очень внимательно относился как к выбору друзей, так и к партнёрам по постели.
Секс без чувств был для него недопустим.
И если в самом начале его тяготили отношения с Урухой, то сегодня он по настоящему отдался без раздумий и сожалений.
А значит Уруха смог пробиться к его сердцу.
Только одно пока не ясно, хорошо это или плохо.
Ведь что он, по сути, знает об Урухе? Мало, слишком мало.
Его мысли прервали слова Урухи, и Кай еле сдержал улыбку.

- Просыпайся, симулянт, я же знаю, что ты не спишь, - Уруха поднялся с постели и видя, что реакции на его слова ноль, схватил одеяло за край и сдёрнул его с Кая.
- Садист, дай поспать. Нет, ну правда, куда спешить, - Кай не открывая глаз, шарил по постели рукой в поисках одеяла. Но оно упорно не попадалось ему под руку.
- Вставай-вставай, дела есть! Сегодня вечером мы идём на премьеру спектакля.
- Хм... пожалуй я пас, театр - это не моё.
- А я не спрашиваю, а ставлю перед фактом, так что отрывай свой очаровательный зад от постели.
На этой фразе Кай решил заострить внимание.
- Очаровательный? Правда? Не знал.
- Ну покрути им ещё немного, и убедишься на сколько он у тебя очарователен.
- Ну ты и пошляк! - Кай поднялся, как был голышом, демонстративно не спеша, прошествовал мимо Урухи в ванную комнату.
Такашиме же только оставалось молча созерцать такую соблазнительную картину.
- Я заеду за тобой в семь, чтобы был готов! - крикнул Уруха надеясь что Кай его услышал.
Дверь приоткрылась, а в проёме показалось макушка Кая
- Как скажешь, и кстати, если я буду храпеть, просто посвисти и я перестану.
- Что? храпеть? свистеть? в театре!? Ты сдурел , - Уруха ошалело смотрел на снова закрывшуюся дверь.
- Он же не собирается там спать? Или да? - Уруха покачав головой, продолжил одеваться, всё-же дела сегодня никто не отменял.


Сборы в театр не доставляли Каю удовольствия. Все эти строгие костюмы, бабочки, неудобная обувь, злили до невозможности. Да и сидеть среди всех этих ценителей прекрасного полная тоска. Вздохнёшь глубоко и на тебя уже недовольно косятся, а если зевнёшь или не дай бог чихнёшь, начнут шикать.
- Нет, ну шел бы один, зачем меня туда тащить? Вот засяду в туалете на весь спектакль будет знать.
Ворчать можно конечно долго, но если к приезду Урухи он не будет готов, то Такашима будет зол.
Ругаться с ним Каю не хотелось, а потому, тяжко вздохнув, все-же начал одеваться, с ненавистью глядя на каждый элемент костюма.
- И кто только придумал такой пыточный инструмент? - вопрошал у зеркала Кай.
Впрочем зеркало равнодушно молчало, стоически терпя Кая.


В шесть Уруха приехал домой. Вид Кая в строгом костюме ему очень понравился.
- Знаешь, а тебе очень идёт такой стиль одежды. Тебе стоит почаще носить такое.
- Издеваешься? Да? Я только её одел, а уже мечтаю снять, даже не надейся что я одену подобное в ближайшие лет тридцать.
- Это мы ещё посмотрим. Впрочем, своё возмущение ты можешь продолжить и в машине, а то мы опоздаем, - Уруха бодрым шагом двинулся на выход.
- А это не допустимо, - передразнил Уруху Кай, вяло плетясь за ним.

Кай был в этом театре пару раз, правда ещё в школьные годы. Как и тогда, так и сейчас это был не его добровольный выбор.
Вокруг прохаживались дамы в шикарных вечерних туалетах под ручку со своими кавалерами.
Сновали официанты с подносами шампанского и канапе. До начала ещё было добрых полчаса,
но казалось, что все приглашенные уже здесь. Причем многие старались засветить свой шикарный наряд или до одурения дорогое колье.
От всего этого казалось, что многие пришли не из любви к театру, а как на очередную возможность покрасоваться друг перед другом.
Кай с любопытством рассматривал гостей, некоторых узнавая по прошлым встречам с ним здоровались он отвечал.

После первого звонка зрители стали собираться в зал и фойе заметно опустело.
- Пойдём, - Уруха поставил бокал на поднос проходящего мимо официанта и повернулся к Каю.
- Я сейчас приду.
- Куда ты? Пора в зал.
- Слишком много шампанского выпил, я на минутку.
- Хорошо, но не задерживайся, а то придётся в темноте, место искать.
- Ничего, справлюсь, - Уруха кивнул и двинулся к залу.
- А чтобы в темноте не искать, я антракта подожду, - глядя в спину Урухи, прошептал довольный Кай.
И мурлыча себе под нос песенку, направился в курилку. Курить он, конечно, не курил, зато там сейчас никого нет и можно спокойно посидеть, полистать журнал коих там имелись в изобилии, как помнил Кай по прошлому визиту в театр.
Тогда он с друзьями точно также прогуливал первую часть спектакля, а вот вторую, они уже смотрели в зале, ибо учитель их нашел и всё таки загнал в зал.
А потом заставил писать огромное сочинение на тему спектакля, за что они всей компанией получили колы и вызов на ковёр к директору.

Кай усевшись в пустой, как он и ожидал курилке, взял в руки журнал, полистав его взял другой к несчастью все они были о театре, а потому зевнув отложил их в сторону.
- Пожалуй лучше вздремнуть, - откидываясь на спинку дивана решил Кай.
Он и в правду задремал, но не надолго, из дрёмы его вырвал хлопок двери.
- Какой приятный сюрприз, Кай! Знал бы ты, как я рад нашей встрече, а то я думал придется долго за тобой гонятся, а тут такая удача.
Кай смотрел то на Аоя, то на двух амбалов за его спиной.
- О, не волнуйся они со мной. Ну, друг мой, и что ты решил? Каков будет твой ответ?
Каю было очень не по себе, но своё волнение он сдерживал как мог, а потому голос его был холоден и спокоен.
- Я же сказал, что мне и с Урухой хорошо, так что спасибо за предложение, но я вынужден отказаться.
- Кай-Кай, - показал головой Аой, - Зря Ты, вот честно, зря. Взять его! - повинуясь приказу амбалы кинулись к Каю.
Кай пытался не подпустить их к себе, но сделать это было невозможно, а потому через пять минут Кай стоял перед довольно улыбающимся Аоем, с заломленными за спину руками.
Кай пытался вырываться за что получил удар под дых.
- Зачем тебе это всё нужно?
- Любовь, всегда одна она виновата. Я же тебе сказал, Уруха мой, и ни тебе, ни Руки рядом с ним не место!
- Зашибись, а ты об этом Урухе скажи, интересно, как далеко он тебя пошлёт, - Кай поморщился от пощёчины которой его наградил разозлённый Аой.
- Заткнись! Тварь! Я обеспечу тебе весёлую жизнь, обещаю, ты весьма смазлив думаю будешь иметь хороший успех у желающих тебя трахнуть.
Кай смотрел на Аоя и просто не мог поверить в то что слышит.
- Я присмотрел для тебя отличное место, там любят таких парней как ты, одно плохо живут там не долго знаешь разные клиенты попадаются и убить могут.
Притворно сочувственно произнёс Аой.
- Так, ладно, хватит дискуссий в машину его, нас ждёт небольшое путешествие на самолёте.


Глава 13
Уруха еле досидел до антракта. То что Кай в зал так и не явился сильно злило.
- Заныкался где то? Ну ничего, я тебя найду и покараю! - мстительно думал Уруха.
Весь антракт он искал Кая. Первыми были осмотрены курилка и туалет, после все остальные мыслимые и немыслимые места.
Но Кай словно сквозь землю провалился. Охрана тоже не смогла помочь. Парня похожего на Кая они не видели.
- Но как мог человек раствориться в воздухе? - шумел Уруха, расхаживая взад и вперед по кабинету директора театра.
- В театре его нет, выходящим вы его тоже не видели так где он?!
Уруха не на шутку волновался. Он совершенно не мог понять куда делся Кай.
- А кто-нибудь покидал театр во время спектакля? - Решил выяснить директор.
- Да, одному гостю стало плохо и его друзья его увели.
- И сколько их было, - уточнил вопрос директор, глядя на двух охранников перед собой.
- Четверо, включая того, кому было плохо. Он еле ноги переставлял и двое вели его под руки, а четвёртый смеясь сказал, что их друг перепил шампанского, ну или что-то типа того.
- Это всё? Вы уверенны?
- Да, - охранники дружно закивали.
- Что же, похоже у меня не охрана, а сборище идиотов. Что же вы сразу не сказали об этой четвёрке? - Уруха сидел на диване обхватив голову руками.
Директор отпустил охрану, повернулся к Урухе.
- Прости за этих дебилов, но кто это мог сделать?
- Мне в голову только Аой приходит, но неужели он настолько рехнулся, что пошел на такое? Каору, я не могу его потерять!
Конец фразы Уруха договорил, держась за дверную ручку.
Каору встав из-за стола взял пиджак.
- О твоей симпатии мне уже все уши Тошия с Шиньей прожужжали, - улыбнулся Каору, - не против если я тебе компанию составлю? Что-то я давно с Аоем не общался, нехорошо, как считаешь? - Похрустел пальцами Каору.
-Я только за.
Каору еле поспевал за потерявшим терпение другом.
Всю дорогу до дома Аоя в машине царила гробовая тишина. Каору нечасто доводилось видеть друга в столь взволнованном состоянии. А он знаком с Урухой давно, причём настолько, что как-то стёрлись из памяти обстоятельства столкнувшие их некогда.
Уруха всегда являл собой стойкость и спокойствие. Казалось, что нет на свете ничего, что может пошатнуть эту крепость в его душе. Но появления Кая, которого Каору лично пока не знал, но прекрасно мог представить насколько это должен быть необычный человек, раз смог проникнуть туда, куда, казалось, дороги больше нет ни кому.
Сердце Урухи было защищено непробиваемой стеной, жизнь побила его на славу.
Казалось бы, что после всех испытаний он неуязвим для обычных чувств и слабостей. Ан нет, можно пробиться, но как видно, нужно быть каким-то особенным человеком. Видно таким и является этот Кай.

Уруха хмуро следил взглядом за быстро мелькающими домами и парками. Он с трудом мог заставить себя здраво мыслить. Желание было только одно: хотелось проснутся рядом с Каем. И осознать, что это был всего лишь сон, дурной и пустой сон, порождение жестокой фантазии.
Но как бы не хотелось себя в этом убедить, Такашима точно знал, что все надежды на это просто самообман.
Где сейчас Кай, что с ним, он мог только гадать. Впрочем, это имело мало толку.
На бешенной скорости они неслись к единственному дому в котором могли получить ответ, а возможно и вернуть Кая.
Откуда взялась такая стойкая уверенность, что они движутся действительно в правильном направлении. И с чего родилась уверенность, что Аой имеет к всему происходящему отношение.
И что ему делать? Если его предположение ошибочно, ведь каким бы скотом не был Аой не факт, что исчезновение Кая имеет к Аою хоть какое-то отношение.
Оправдывал Уруха себя лишь тем, что совершить подобное больше просто некому.
Кому может быть выгода от исчезновение Кая? А Аой уже однажды продемонстрировал на что способен.
Аой само это имя приносит мучительную ноющую боль.
Уруха знает Аоя с самого раннего возраста, семьи Широяма и Такашима дружили уже не одно поколение.
И сами мальчики, были друзьями с момента, как начали ходить и говорить, всюду вместе и в садике, и в школе, и университет выбрали один, всю жизнь идя рука об руку. Не было у Урухи ближе человека.
Койю всегда мог рассчитывать на помощь и поддержку Аоя. Он один остался рядом и был верной и надежной опорой, сперва когда Уруха потерял родителей и позже, после смерти дедушки.
Он был рядом, надёжным тылом и просто жилеткой в которую можно было выплакаться когда боль в сердце становилась просто не выносимой.
Кто знает, справился ли бы Уруха со всеми несчастьями не будь рядом такого друга, хотя другом он давно не был, он был братом самым настоящим братом, что всегда был рядом. Сам Уруха никогда бы не смог отплатить Аою за всё его добро, пожалуй целой жизни было бы мало.
Но он старался быть полезным и верным братом Аою и точно знал, что Аой всегда был с ним искренним.
Но что случилось? Когда произошел надлом Уруха не заметил, просто в один день Уруха лишился всего.
В возрасте 19 лет Уруха познакомился с очень милым и интересным парнем он встретил его в магазине музыкальных инструментов куда частенько любил захаживать.
Было у Урухи одно увлечение - гитары. Их у Урухи имелся на тот момент с десяток, разных совершенно не похожих друг на друга.
Вот именно это увлечение и сблизило его с Руки, а именно так звали того улыбчивого паренька, что мог часами слушать восхищённые рассказы Урухи о своих гитарах и просто о музыке в целом. Когда-то в детстве Уруха представлял себе, как станет известным гитаристом и будет выходить на сцену, под крики и визг толпы поклонников, что будут любить и боготворить его.
Руки улыбался и кивал, соглашаясь с тем что Уруха действительно смог бы покорить многих своей игрой.
Уруха сам не заметил, как стал наведываться в магазин просто чтобы поболтать с Руки.
Он сам в тот момент не понимал ещё, как с каждым днём становится прочнее необходимость общаться с этим обаятельным парнем.
Сам Руки казалось немного смущался столь частых визитов Урухи. Другие работники не могли не заметить столь частые визиты, во время которых посетитель ничего не покупал, а только исключительно общался с Руки.
Подколы коллег были неприятным дополнением к весьма приятному общению.
Уруха помнил, как смущаясь и краснея, Руки просил его не обижаться, но не приходить в магазин просто так, он не хотел рассказывать, что это портит его отношения с коллегами.
- Прости Уруха, ты только не подумай, что мне не нравится общаться с тобой, но если ты не против может лучше будем общаться вне работы.
Такашима видел, как смущался таким предложением Руки, но отказываться от общения он не хотел вот и нашел в себе силы преодолеть смущение.
Уруха и сам понимал, что его визиты выглядят странно и не важно, что разговоры их касались в основном музыки. Со стороны это могло привлечь не нужное внимание.
Уруха до этого не замечал за собой интереса к представителям одного с ним пола.
Но должен был признаться себе, что Руки стал в его жизни первым серьёзным увлечением.
Началось всё с того, что он часто встречал руки после работы, они неизменно отправлялись ужинать в расположенный поблизости семейный ресторанчик, где хозяйничала славная пожилая пара, темы их разговоров расширялись и спустя какой-то месяц, знали друг о друге столько, сколько порой не узнаешь и за пять лет.
После ужина Уруха подвозил Руки домой, а если настроение и погода позволяла, то они шли пешком.
Кто первый сделал шаг к сближению Койю не мог бы сказать с уверенностью, просто однажды у дома Руки они поцеловались, кто выступил инициатором Уруха не знал.
Может они оба начали сближение одновременно в общем-то это не важно, главное что симпатия была обоюдной и закрутившийся роман несся вперёд, набирая обороты словно скоростной поезд.
День ото дня Руки становился для него важней и желанней, Юу, как самый близкий в этом мире человек, знал, что связывает Руки и Уруху и в то время Такашима считал, что Аой искренне рад за друга, который получил и свою давно заслуженную толику счастья.
Он всегда был готов дать совет и помочь разобраться в себе. Всё же влюбится в парня когда всегда считал себя натуралом весьма не просто с моральной точки зрения.
Куда бы и насколько Уруха не уезжал, он знал, что Руки не будет скучать в его отсутствие
Аой рядом, а это значит, что можно ни о чем не волноваться.
Вот и в тот раз Уруха уехал, на прощание поцеловав Руки и попросив не скучать. Уехал в командировку ненадолго, всего-то на пять дней, а ведь бывало что уезжал и намного дольше.
Во время разлуки они часами разговаривали по телефону или обменивались эсэмэсками, но в этот раз звонки были редки ведь Руки с Аоем весело проводили время и Уруха был искренне этому рад.
Но радость быстро закончилась, когда вернувшись в Токио Уруха не смог дозвониться до Руки, а Аой придя к нему в офис, вместо ответа на приветствие выложил на стол фото и с ехидством в голосе сказал то, что до сих пор Уруха помнит дословно.
- Руки! Всё Руки, носился с ним как с чем-то особенным, а он обычная подстилка! Что ты, Уруха?! Ну же! Любуйся! Кого ты выбрал, - и пододвинул фотографии ближе.
- Что это?! - Уруха в дрожащих руках сжимал снимки на которых его Руки в полу тёмном баре в обнимку танцует с каким то парнем весьма откровенно к нему прижимаясь, а на другой в постели с тем же парнем.
Фотографий было много, все отличного качества, фотограф постарался на славу.
- Как что? Руки, вот так вот резвится в твоё отсутствие и это, надо сказать, после пары бокалов.
- Но откуда? Как? За что?
- Ну должен же я был открыть тебе глаза, знаешь даже трудится не пришлось он так легко лёг под этого парня, настоящая подстилка.
Больше сказать Аой ничего не успел Уруха повалил его на пол, он бил Аоя, а тот не защищался, только всё также улыбаясь.
- Зачем? Зачем? Как ты мог? Зачем? - Уруха кричал, он поднялся на ноги сам и насильно поднял Аоя, он тряс его за плечи, не веря в реальность происходящего.
Так в чем же крылась причина предательства Аоя? На этот вопрос ответа нет и поныне, и сколько бы Уруха в порыве ярости и отчаяния не тряс Аоя, требуя ответ, он молчал упорно не желая отвечать.
Уруха помнил снимки, что веером покоились на его столе, снимки, что так легко перечеркнули всю его жизнь.
До - была дружба длинной в жизнь и любовь что была ценней десятка жизней.
После - ненависть к теперь уже бывшему другу и потеря последней надежды на чувства и любовь.
Он помнил, как не имея сил говорить громко, просто прошептал.
- Убирайся. Пошел вон! Надеюсь ты доволен! Ты рад!
Он оттолкнул от себя Аоя, и дойдя до дивана рухнул на него не имея ни сил, ни желания думать о том, что произошло.
Аой не оправдывался, он стоял в метре и просто смотрел. Уруха отчётливо помнил взгляд Аоя перед его уходом.
Вот как оно в жизни бывает. Мгновения и ты теряешь то, что казалось тебе несокрушимым и незыблемым.

Машина довольно резко затормозила, что вывело Такашиму из плена мыслей.
Открывая дверь и выходя из машины он смотрел на особняк представший его взору.
Уруха был бы рад никогда сюда не приходить, тем более при таких обстоятельствах, но выбора у него не было.
- Ну что идём? - Каору поравнявшись с ним, похлопал Уруху по плечу.
- Да пошли.
Дверь им открыла пожилая женщина, она почтительно поклонилась и поприветствовала знакомых, но столь давно невиданных гостей.
- Господин Широяма дома?
- К сожалению, в данный момент его нет, но он должен вот-вот вернутся. Прошу вас проходите и подождите хозяина.
Парни дружно кивнули и последовали за экономкой в гостиную.
- Позвольте предложить вам что-нибудь выпить, что помогло бы скрасить время ожидания.
- Да, если можно, два кофе, - взял на себя право выбора напитка Каору, вид Урухи явно не располагал к общению с приветливой прислугой.
- Будет исполнено, и позвольте мне выразить свою радость по поводу вашего визита, я так давно вас не видела, что сейчас моё сердце наполнилось надеждой, что вы с хозяином наладите прежнюю дружбу, господин Такашима, - и поклонившись женщина удалилась.
Сам же Уруха нервно рассмеялся.
- Дружба да? Как же, если пропажа Кая дело рук Аоя, я убью его своими собственными руками!
Каору мог только вздохнуть, трудно представить каково сейчас Урухе.

Воспоминания что непреодолимой волной накрыли его в машине, упорно не хотели отступать.
И Уруха вновь погрузился в их пучину.
Аой ушел, ушел так и не сказав зачем, для чего всё это было.
Уруха помнил как через два дня поздно вечером приехал Руки, он пытался оправдаться и, в принципе, его вины в случившемся практически не было.
Ведь кто знает, если Аой пошел на такое не подсыпал ли он Руки какой-нибудь дури.
Но мимо воли, глядя на Руки, перед глазами вставали фотографии, простить Уруха так и не смог.
Расставаться было больно, Руки просил, умолял, но что-то надломилось внутри настолько, что склеить не получилось.
Где сейчас Руки? Что с ним? Койю не знал.
Он несколько раз порывался навести справки, узнать, просто для того, чтобы знать, что с ним всё в порядке, но так и не стал.
Был конечно и плюс, он закалился окончательно, утратил веру в людей и как говорит Шинья, стал относится к людям потребительски.
Он благосклонно принимал внимание как парней, так и девушек брал то что они предлагали, а потом переступал через них, с усмешкой глядя на их растерянные лица.
Так продолжалось до встречи с Каем. Этот парень перевернул всю его жизнь вверх ногами, он не трепетал перед громким именем, не заискивал за деньги.
Он откровенно его презирал и не скрывал этого. Да, Кай единственный и неповторимый, он стал глотком свежего воздуха, что оживил и вдохнул жизнь в Уруху.
Уруха жалел, что не выяснил у Кая, что ему наговорил Аой, просто Такашима думал, что время есть. Как же жестоко он ошибался.

- Какие у меня гости! А я не знал.
Уруха вскинул голову и посмотрел в сторону откуда звучал голос.
Койю резко поднялся и кинулся к Аою, схватил его за грудки и что было силы приложил к дверному косяку.
- Где Кай?! Отвечай!
- В каком смысле? Откуда мне знать где бегает твоя очередная подстилка!?
- Не дури мне голову! Где он?
- Каору, будь любезен, отцепи его от меня, а то придушит.
- А ты на вопрос ответь, глядишь и отпустит, - Каору не собирался мешать Урухе, а потому демонстративно сложил руки на груди и откинулся, на спинку дивана.
- Так я уже ответил. Не знаю я где он, и с чего я должен это знать, - он всё же отодрал руки Урухи и оттолкнул того от себя.
- И ты думаешь, я поверю тебе? - Уруха был готов снова в него вцепится.
- А мне всё равно, веришь ты или нет, можешь обыскать дом если хочешь.
Уруха прекрасно понимал, что в доме он его прятать не будет, но где тогда искать?
Аой фыркнув и толкнув Уруху плечом прошел к дивану.
- Признайся, Уруха, ты просто надоел ему и он сбежал, ведь так? А теперь ходишь и виноватых ищешь, - он откровенно насмехался.
Уруха с шипением снова кинулся к Аою, но в этот раз Каору перехватил его вовремя удержав.
- Пойдём, мы сами его найдём, не стоит пачкать руки о такую мразь, - Каору решительно развернул Уруху к выходу.
Аой сидя на диване провожал взглядом гостей.
- Найдёте, как же, ну-ну, - засмеялся Аой.
- Оттуда ему дороги обратно нет, - достав из кармана пиджака пачку сигарет и выудив себе одну, откинул пачку на стол.
Прикурив и выпустив струю сизого дыма, подняв на уровень глаз руку взглянул на циферблат, прикидывая где сейчас находится самолёт.


Глава 14
Аой не спеша и с удовольствием курил.
Определенно Кай был весьма интересной личностью и если бы обстоятельства были иные он вызывал бы у Аоя чувство уважения.
Далеко не каждый сможет бесстрашно смотреть в глаза своему палачу, а именно им Аой для него и являлся, конечно только косвенно, не убил же он его своими собственными руками.
Но сыграл в судьбе Кая весьма важную роль.
Кай повёл себя достойно, он не унижался перед Аоем, казалось ему совершенно не страшно от осознания, что именно его ждет.
Аой сам сперва не понимал, почему вообще заговорил на столь личную тему.
Тему, которая причиняла Аою нешуточную боль.
Аой курил, но мысли его вернулись туда в чёрный кожаный салон, где в полуметре от него сидел слегка потрёпанный и связанный Кай.
- Кай-Кай, ну вот нельзя было послушать дружеский совет, взять деньги и уехать? Видишь сколько ты мне хлопот доставил. Да, с Руки было проще, намного проще.
- Я уже не в первый раз слышу об этом Руки. Да кто он такой?
- Кто такой? А, Уруха тебе не рассказывал?
- Если бы рассказывал, я бы у тебя не спрашивал.
- Резонно, а что ты вообще знаешь о прошлом Урухи? Ну, например, что мы знакомы столько сколько живём? А о том, что именно я всегда был рядом с ним, поддерживал, помогал?
Мы всегда были вместе, словно две половинки, как настоящий братья.
Я готов был жизнь за него отдать.
Когда Уруха потерял любимого деда и все вокруг норовили нажиться на растерянном парне, не успевшем оправится от горя, он был вынужден заниматься делами большой корпорации, а положится было не на кого, ведь нельзя было понять, кто искренне помогает, а кто подло лжет.
Но я всегда был рядом, словно надёжный тыл, мы вместе шли вперёд, справляясь со всеми сложностями.
А знаешь ,Кай, каково это - любить и боятся признаться в этом чувстве даже себе, не то, что объекту своей любви?
Думаю, не знаешь. А вот я знаю. Я, конечно, не могу с уверенностью сказать в какой момент в моём сердце зародилось это чувство, но объект этих чувств был так мне дорог, что я побоялся признаться. Не один год, я носил это чувство в себе, уверяя себя, что дружба важней каких-то чувств.
Я уверял себя, постоянно сдерживая и ограничивая, только бы не сорваться.
Научился жить так, чтобы чувства не мешали дружбе.
Тем более, я не знал, как Уруха относится к однополой любви, а выяснять было страшно.
Убеждал себя, что мне хватает того, что мы проводим почти всё время в месте.
Как же наивен я был.
Стоило в жизни Урухи появится какому-то Руки, как всё изменилось. Мы виделись всё реже и реже, а если и были вместе, то Руки всегда был рядом.
Все разговоры сводились к Руки, он спрашивал моего совета и я искренне помогал, в душе надеясь, что это увлечение пройдёт также быстро, как возникло.
Но не тут-то было. Чем дальше, тем ближе они были и, тем мы с Урухой были дальше друг от друга.
Я терпел всё это столько, сколько мог, но, естественно, терпение лопнуло.
Уруха считал, что к Руки, я отношусь, как к ещё одному брату, я поддерживал его уверенность и опекал этого парня в то время пока Уруха был в командировках.
Развлекал его, что бы тот не скучал, именно это и помогло мне в достижении моей цели в дальнейшем.
Вдаваться в пространные объяснения не стану, времени у нас мало, скажу только, что подсыпав в бокал наркотик, легко подложил Таку под одного своего знакомого, что великодушно согласился мне помочь.
Фотограф сделал просто чудесные снимки, качество которых, было выше всяких похвал.
Думаю, ты понимаешь, что снимки, я делал не для себя, жаль только Уруха не смог оценить качество работы.
Но несмотря на это, своей цели я добился, Уруха и Руки расстались.
Вины мелкого конечно не было, но вместе быть им было больше не суждено.
Кай во все глаза смотрел на Аоя, не веря, что он так спокойно говорит, о таких вещах.
- И что ты с этого получил, кроме ненависти Урухи?
- Да, ненависть, но знаешь, как оказалось мне хватило и того, что Уруха остался один, знаешь как говорят, пусть лучше будет один и несчастен, чем не со мной и счастливый.
- Ты псих Аой! Самый настоящий.
- Да, вполне может быть, но любовь порой делает из нас настоящих психов и чудовищ, в особенности если любовь не взаимна.
- Уруха все равно не будет твоим.
- А вот это покажет время, не зря ведь люди говорят, что от любви до ненависти один шаг, значит и от ненависти до любви столько же.
- В твоём случае, такого не будет!
- Да, ты определённо не то, что этот мелкий, в тебе есть масса достоинств, вот чем ты покорил Уруху, знаешь, я бы простил тебе его мимолетное увлечение тобой, но то, что он в тебя влюбился не прощу.
Я долго размышлял, как с тобой поступить, и будь уверен месть моя будет для тебя невыносимой.
- Да пошел ты, не напугаешь!
- Кто бы сомневался, на другое я и не рассчитывал, гордый и смелый, красивый и умный. Море достоинств.
Да и Уруха смотрел на тебя иначе чем на Руки. Его он отпустил достаточно легко, всё же это было увлечение, пусть и не совсем мимолётное. Но ты - это другое. Тебя он полюбил, да. Что ж, готовься платить за это чувство, Кай, чувство, что он должен был питать ко мне, а не к тебе.
Дорога словно давала Аою возможность высказать наболевшее, то, что грызло изнутри. Раньше ни одна живая душа не знала этой его тайны.
- Зачем ты всё это мне рассказал, не боишься? - Кай не до конца понимал мотивы Аоя.
- Боятся? Чего? Я же тебе уже сказал, что дороги назад у тебя нет, сбежать оттуда не выйдет, да и живут там действительно не долго.
Так что, как видишь, я могу быть с тобой полностью откровенен и правдив.
- В жизни всякое бывает.
- Бывает, не спорю, но для того, что бы не было сюрпризов, надо серьёзно относится к подготовке. И ты по достоинству оценишь эту самую подготовку.
Машина сделав несколько поворотов замерла.
- Вот мы и приехали, не буду врать про то, что мне было приятно наше знакомство, не терплю лицемерия, так что, просто прощай, Кай.
Дверь со стороны Кая открылась и его грубо вытащили наружу.
Вокруг царил довольно густой мрак, определить где они находятся было не возможно.
Чуть впереди и правее виднелись очертания лёгкого частного самолёта, того самого, как понимал Кай, что унесёт его прочь отсюда.
Что делать? Как спастись? Кай не представлял. Он озирался вокруг, но абсолютно ничего не могло помочь с планом побега.
- Шевелись, чего встал? - его настойчиво подталкивали в сторону самолёта, каждый шаг давался с невероятным трудом, ноги были словно налиты свинцом и переставлять их стоило титанических усилий.
На полпути к самолёту шорох шин оповестил, что машина, та что всего пять минут назад привезла его сюда, уносится прочь. Вот только в салоне, стало на одного пассажира меньше.
Оборачиваться смысла не было, да и настойчивая рука, что толкала вперёд не позволила бы заминки.
Вот и трап самолёта, теперь назад дороги действительно не было.
Сидя в кресле и глядя в иллюминатор, он видел, как неожиданно вспыхнули огни, что ярко освещали путь самолёту, заботливо оберегая жизни находящихся на борту людей.
Короткий забег по взлётной полосе и шасси бесшумно отрываются от земли.
Огни гаснут и теперь, земля кажется непроглядной чёрной бездной.
Кай не знал куда лежит их путь и сможет ли он вынести всё то, что ему уготовано. Но ему определённо стоило приложить все усилия к спасению, ему есть ради кого и чего бороться.

Докурив сигарету и затушив окурок в пепельнице, Аой достал телефон, час ночи, вполне можно позвонить.
Недолгие поиски номера и вот длинные гудки.
- Ну как полёт?
- Всё просто отлично, только приземлились,
- Замечательно, как всё устроишь дай мне знать, - Аой не смотря на всю подготовку, всё же немного волновался.
- Как скажешь.
Говорить больше было не о чем, а потому телефон летит на диван.



Глава 15
- Видишь как Аой волнуется за твою сохранность, даже позвонил, цени.
Не дождавшись от пленника никакой реакции мужчина раздосадовано пихнул Кая к поджидавшей их машине.
Юноша, шипя от злости, а ещё и от боли в заломленных за спину руках, еле удержался на ногах.
- Шевелись, чего еле ползешь?
- Я устал!
- Ничего, на том свете отдохнёшь, - заржал горе-юморист.
Дойдя до машины, Кай без сил привалился к блестящему боку авто.
Его надзиратели почему-то не спешили сажать его в машину, вместо этого они о чем-то переговаривались в паре метров от него.
Пользуясь тем, что сейчас его руки были свободны от цепкой хватки он с наслаждением растирал запястья.
Всё время в самолёте руки были туго перехвачены верёвкой и только перед самой посадкой её наконец сняли.
Насколько Кай мог судить по голосам что-то шло не так, как они планировали, что явно вызывало гнев парня, которого, как успел узнать Кай звали Дай.
Он зло цедил слова очень недобро глядя на остальных двоих.
Кая словно по голове огрели. Они уже десять минут ругаются абсолютно не глядя на него.
Так чего он здесь стоит, когда ноги должны нести его как можно дальше от сюда?
Силы, кои, казалось, покинули его тело, как по волшебству вернулись в приумноженном количестве.
Осторожно, стараясь не шуметь Кай попятился к деревьям, что на его счастье росли метрах в пяти от машины.
Он дошел до деревьев и резко развернувшись, что было мочи кинулся бежать. Он углублялся в гущу деревьев, а окриков и шума погони всё не было.
В кромешной тьме было очень сложно маневрировать среди стволов деревьев.
Кай постоянно спотыкался о корни и натыкался на кусты, чьи ветки больно хлестали по лицу.
Но всё это нисколько не волновало его. Главное, он бежал прочь увеличивая расстояние между собой и людьми Аоя.
Плюсом было также и то, что преследовать его будет очень не просто, ведь лес густой и тёмный и затаится труда не составит.
Моментами ему казалось, что он слышит погоню, но утверждать наверняка не мог. Сердце колотилось так, что своим стуком заглушало все звуки, что раздавались в ночном лесу.
Куда бежать Кай не знал, как впрочем не знал, как называется это место, летели они примерно часа три и явно покинули остров Хонсю.
Но что это за остров только предстояло узнать, если его побег всё-же увенчается успехом.
Почему то именно сейчас вспомнились самоуверенные слова Аоя о качественной подготовке,
Кажется одного Юу не учел. Всегда остаётся место пресловутому человеческому фактору.
Он бежал без остановки, не обращая внимания на боль в боку, который нещадно кололо.
Кай сам не сразу понял, как в пылу выскочил на проезжую часть, просто лес так резко перед ним расступился, что он не останавливаясь выскочил на середину проезжей части.
Резкий скрежет тормозов и яркий свет фар. Вот всё, что успел увидеть и услышать Кай перед тем, как его тело прошибла резкая боль.

Рейта каждое воскресение возвращался одной и той же дорогой из родительского дома, где помогал матери.
И это, надо заметить, на протяжении пяти лет. И ни разу не бывало такого, чтобы в этих безлюдных местах ему под колёса бросались люди.
Увидев человека он резко ударил по тормозам при этом максимально выворачивая руль.
И всё-же полностью избежать столкновения не удалось он довольно ощутимо задел человека правым боком.
От удара незнакомец повалился на асфальт.
Выскочив из машины он кинулся к пострадавшему человек оказался молодым мужчиной.
боясь сделать ещё хуже он решил не трогать парня. Достав из кармана куртки телефон он весьма нецензурно выругался, но аппарат не реагировал на попытки хозяина его включить.
- Да что же это такое! Почему, когда эта штуковина действительно нужна она обязательно подводит?
Не зная что делать Рейта осмотрел вещи лежащего парня но телефона не нашел.
- Ещё не легче. И что мне делать? А если он помрёт здесь, меня же посадят, вот чёрт.
Решив что оставлять всё так и ждать попутки будет только хуже Рейта с максимальной осторожностью медленно поднял парня и понёс к машине аккуратно уложив он укрыл его невесть откуда взявшимся пледом, искренне порадовавшись наличию такой вещи в салоне.
Сев за руль, мягко тронулся. Пожалуй, никогда в жизни Рейта не вёл машину столь аккуратно.
Дорога до больницы показалась вечностью, в приёмном покое сновали медики, а также родственники больных.
Поймав первого встречного человека в белом он практически волоком дотащил его до машины, сбивчиво объясняя что случилось.
Пожилой врач стоически терпел произвол разгоряченного юноши и окинув внимательным взглядом пострадавшего, громко позвал санитаров.
Обычно их очень трудно выловить в больничном коридоре. Они снуют туда-сюда с вечно озабоченным лицом, что складывается ощущение, что вся самая тяжелая часть лечебного процесса на их плечах.
Вот и сейчас с самым важным видом они потеснили Рейту и довольно бесцеремонно и совсем не бережно вытащили из машины Кая.
- Эй, ну вы поосторожней!
Один из санитаров глянул на Рейту так, что ему захотелось убраться от сюда, как можно дальше и на лбу записать, что к этой больнице не приближаться ближе, чем на сто метров.
Пожилой врач только покачал головой и посеменил за санитарами.
Рейта как собачка плёлся в хвосте этой процессии и, пожалуй, долго бы шел если бы врач не остановил его перед дверями смотровой.
- А вы подождите тут. Как закончу, я к вам выйду.
- Доктор, а он будет жить? - Рейта спросил то, что не давало покоя.
- Посмотрим-посмотрим, всё может быть, - и скрылся за дверью.
- Да хотелось бы как-то поконкретней, - Рейта нарезал круги около дверей смотровой, как отцы нарезают круги перед родильным отделением.
- Молодой человек, сядьте вы уже, а то у меня от вас голова кружится и, вообще, нечего линолеум портить, а то вы скоро дорогу кольцевую проложите.
Рейта замер, ошарашенно глядя на среднего возраста медсестру, что укоризнено глядела на него из-за стойки регистратуры.
"Что-то они тут все такие милые и душевные, если я когда нибудь заболею пристрелите меня сразу что бы я не мучился", - мысленно попросил Рейта.
Усевшись на свободный стул, Рейта крутил в руках бесполезный телефон.
Время словно замерло, зато фантазия щедро рисовала картинки одна другой страшней.
То он видел парня, что умирая тянул к нему окровавленные руки, то представлял, как на его запястьях щелкнут наручники и его без суда и следствия посадят в страшную сырую камеру в которой будет много крыс и тараканов.
Он так углубился в свои думы, что не сразу заметил врача, который задумчиво смотрел на него, укоризненно качая седой головой.
Рейта так резко подорвался с места, что врач шарахнулся в сторону, но крепкие руки парня, намертво вцепились в несчастного врача.
- Он умер да? Умер! Доктор, как же так, я так молод, я не хочу в тюрьму!
Он тряс врача, как грушу, тот только морщился пытаясь, что-то сказать, что собственно, плохо у него получалось.
- Что вы говорите? Я не понимаю, - Рейта на мгновение замер, глядя на врача.
- Ну славо богу! А то вы из меня чуть душу не вытрясли, я говорю жив ваш камикадзе. Его уже увезли в палату.
- Реанимационную? - еле выдохнул Рейта.
- Зачем же? Нет, в обычную, я вам так скажу: парень этот просто в рубашке родился. У него несколько синяков, царапин, да мелких ушибов.
- Значит, всё отлично, - неверяще уточнил Рейта.
- В общем да, но меня слегка волнует его голова, там такая шишка и большая гематома,
в связи с чем могут быть нарушения работы мозга.
Видя что Рейте явно поплохело, врач поспешил успокоить не в меру нервного парня.
- Спокойно, я имел в виду возможную амнезию, может полную, но скорей частичную в любом случае это явление временное и память к нему непременно вернётся.
- Амнезия?
- Она самая, но не волнуйтесь, это только предположение. В любом случае надо дождаться, когда молодой человек придёт в себя.
- А к нему можно?
- Не вижу причин вам отказывать, только не шумите, - врач строго посмотрел на парня перед собой.
- Конечно доктор, я буду как мышь.
- Вот и хорошо он в палате 341, 7 этаж.
Рейта поспешно попрощался с врачом и вприпрыжку понесся к лифту.
- Эх, молодежь, - беззлобно пробормотал врач.


@темы: " Мои фанфики"

URL
   

Sonne86

главная