01:50 

Sonne86
Автор: emilija
Фанфик: «Ночь» Продолжение
Автор: emilija
Бета: misima-san
Фэндом: The GazettE
Персонажи: Аой/Кай, Уруха/Кай, Руки, Рейта
Рейтинг: R
Жанры: Слеш, романтика, мистика, ангст, драма, AU
Предупреждение: Насилие, изнасилование.
Размер: Миди, 26 страниц
Кол-во частей: 10
Статус: Закончен


Описание: Жизнь - тяжкое бремя, но не торопись его сбросить.
Назад пути не будет...


Часть 6
- Что-то он долго.
- Ты куда-то торопишься? Прояви терпение, он скоро явится, будь уверен.
Парень с наушниками в ушах, вздохнув, снова уставился в окно, за которым начинался новый день.
Звуки моих быстрых шагов привлекли внимание говоривших.
- Лёгок на помине, а ты сомневался.
- Где он? Как он? Что случилось? Почему вы здесь?
- Боже! Сколько вопросов, сколько тревоги, даже не знаю, на какой ответить первым, - издевка, столь явно скользившая в словах, заставила меня нахмуриться.
- Рейта! Мне не до твоих острот!
Но вместо ответа он отталкивается от стены и молча уходит.
- Стой!
Я поспешил за ним. Далеко он уходить не стал, зайдя в ближайший кабинет.
- Что за игры!?
- Игры? Ты о чём?
- Рейта, почему ты здесь?
- Сегодня здесь умрёт один очень хороший человек. Он, знаешь ли, мой клиент. Ты, кстати, его знаешь.
- Нет!
- Да! Аой, да! Кто-то должен положить конец этому абсурду. Я закрывал глаза на это, пока считал, что ты просто играешься, думал, потешится дитя, да успокоится, но нет! Тебе надо было в него влюбиться. О чем ты думал!
- Аой, это правда? - похоже, Руки удивлён.
- Правда, Руки, правда!
- Что молчишь? Просвети брата о том, как ты связался со смертным мальчишкой, которого, между прочим, ты должен был забрать, а не жизнь спасать!
Рейта мерил кабинет шагами, зло сверкая глазами.
- Нет, я всё могу понять, у всех нас есть случаи, когда жалко забирать людей, но мы должны быть выше примитивных эмоций, нельзя кого-то выделять, для нас все равны, все!
- Прошу, не надо! Только не он, - я был бессилен перед Рейтой.
- Ты даже отрицать ничего не будешь? Отлично!
Рейта злился всё больше.
- Ты похож на тряпку! Слезу не пустишь?
Я не знал что делать, время было не на моей стороне.
- Проси, что хочешь!
- Берегись, Аой, ты уверен, что готов на всё?! Плата за его никчёмную жизнь будет высока, подумай хорошенько.
Ты блефуешь, Рейта. Что-что, а времени у меня нет, и ты отлично это знаешь.
- Разве у меня есть выбор?
- Нет! - вот он, приговор.
- Я приму всё.
- Отлично! Я оставлю ему жизнь только при условии, что ваши пути больше не пересекутся. В противном случае расплата за обман будет внесена его жизнью. Ну что?
- Я согласен, - такой простой ответ, секунда - и назад все пути отрезаны.
Но я справлюсь, главное, что ты будешь жить.
Разве смерть может чувствовать боль? Раньше ответ был бы "нет", но теперь, когда в груди всё сжимается, хочется крикнуть "да"!
- Думаю, больше нам здесь делать нечего, - Руки вообще мало говорит, но всегда по делу.
- Ты ещё скажешь мне спасибо, Аой. Будь уверен, у вас не было шанса, и ты сам должен это понимать. Он смертен, помни это, а ты будешь жить вечно.
- Будь проклята такая вечность, - я никогда не тяготился бессмертием, но сейчас я осознал, что бессмертие - моё проклятье.
Здание клиники мы покинули все вместе.
Вот теперь я могу быть спокоен за твою жизнь.
Ты поправишься, уйдёшь с головой в дела и даже не заметишь моего отсутствия.

Как и обещал Рейта, Кай пошел на поправку, причём с такой скоростью, что врачи только недоуменно пожимали плечами и бормотали что-то про волю к жизни.
- Ну как наш больной сегодня?
- Уруха, привет! Знал бы ты, как я рад тебя видеть. Эти белые стены сводят меня с ума, я
больше не могу здесь находиться.
- Не волнуйся, дольше положенного тебя никто здесь держать не будет, - Уруха приходил к нему каждый день, за что Кай ему был очень благодарен.
- Знаю, просто чувство такое, будто я здесь уже вечность, - грустная улыбка стала постоянным его спутником.
- А Аой не приходил? - Уруха пытался меня найти, но, как ни старался, не смог узнать даже адрес, а Кай молчал.
- Нет, не было, - Кай опустил голову, пряча лицо за упавшими на него волосами.
- Ну, не волнуйся. Придёт, ну куда он денется. Может, он не знает, что ты в больнице. Ты сам же говорил, что он в командировке. Вернётся и сразу к тебе. Слушай, позвони ты ему.
- Я номер не знаю.
- Слушай, ты меня удивляешь, а что ты знаешь? - Уруха смотрел с подозрением, явно не веря, что Кай ему не врёт.
Спустя две недели Кая благополучно выписали из больницы.
Несмотря на возвращённый дом, он не спешил туда переселяться. Несмотря на то, что я был в курсе его местонахождения, Кай считал, что я если и вернусь, то непременно в эту квартиру.
И говоря честно, меня туда влекло со страшной силой, но, помня слова Рейты, я не смел приблизиться к дому, страшась наткнуться на Кая.
Кай искал меня по ночным улицам, часами блуждая в разношерстной толпе, безуспешно вглядывался в лица прохожих. Он изводил себя бессонными ночами и постоянными вопросами "почему"? Он ведь почти решился признаться мне в своих чувствах, а я так внезапно пропал, ничего не объяснив.
Я хотел, страстно хотел, но Рейта был непреклонен и не позволил с тобой объясниться.
Всё это не давало мне покоя.
Прошло лето, за ним потянулась череда бесконечных дождей, город стал серым и убогим и из некогда самого любимого места стал ненавистным.
Я старался появляться в нём как можно реже и не задерживаться надолго.
Поздним вечером, отправившись за очередным своим "клиентом", я так глубоко ушел в свои мысли, что ничего вокруг не замечал, но, как оказалось, заметили меня.
В тот момент проходя мимо перекрёстка, я не заметил Кая, который, сидя в машине, провожал меня не верящим взглядом. Он смотрел, замерев, и не сразу среагировал.
Придя в себя, он выскочил из машины и, бросив её на перекрёстке под возмущённые сигналы других водителей, кому он преградил дорогу, кинулся за мной.
Я, справившись с нехитрым делом, неспешно спустился на лифте с пятнадцатого этажа и вышел из подъезда.
Я глазам своим не поверил. Прямо напротив подъезда, в продуваемой всеми ветрами подворотне, стоял промокший насквозь Кай. Он стоял дрожа и обнимая себя руками. Первым порывом было броситься к нему, увести с промозглой погоды в тепло его квартиры.
Но, вовремя одёрнув себя и придав лицу недовольное выражение, двинулся к нему неспешной походкой.
Заметив меня, он непроизвольно подался вперёд и ещё сильней задрожал. Пальто он забыл в машине и стоял сейчас передо мной в одном несильно спасающем от холода костюме.
- О, Кай, какими судьбами ты здесь?
- Я... тебя увидел... Аой, куда ты пропал вот так, ничего не сказав? - с такой надеждой смотрит, что я не могу смотреть ему в глаза.
- А с чего это я должен был отчитываться перед тобой? - руки на груди сложил и приподнял в недоумении бровь.
- Ну мы ведь были вместе столько времени...
Не дав ему договорить, перебиваю.
- И что? Кай, дорогой, с тобой было отлично, но уже надоело. Я всё получил, договор расторгнут.
Страстно захотелось дать самому себе по морде, видя его полные боли глаза.
- Аой, я тебя люблю.
- Сочувствую, но это, прости, твои проблемы.
- Но... я..., - так и не договорив.
Он сполз по стенке на землю, уткнувшись лбом в колени.
Его плечи дрожали, оставаться там дольше было опасно. Развернувшись, я пошел прочь.
Но бросить его там одного я не смог, я должен был удостовериться, что он благополучно доберётся домой.
Он просидел в этой подворотне около часа. Несколько раз я был готов сорваться к нему, но удерживал себя, и вот, когда я почти решился вернуться, он наконец поднялся и нетвёрдой походкой пошел прочь, опираясь на стены.
Так мы и шли - Кай впереди, я же, верный, но незримый для него страж, провожал его до самого дома.



Часть 7
Я всю ночь простоял у дома Кая.
Ни знаю, что именно меня там держало, но уйти сил не было.
Только на рассвете я заставил себя двинуться в путь. Узнал ли Рейта о нашей встрече? Поверит ли?

Кай, зайдя домой, долго сидел в комнате на полу, уставившись в одну точку.
Все его надежды разрушились в один миг, а он верил, надеялся, что непременно найдёт Аоя, и вот нашел.
Но не такой встречи он хотел, не такого разговора.
Вспомнив, что в ящике на кухне есть саке, а в холодильнике пиво, решил напиться, чтобы все ужасы сегодняшнего вечера перестали существовать.
Но так как пил Кай редко, то напился очень быстро, мешая то ли пиво с саке, то ли саке с пивом. Так продолжалось всю ночь с небольшими перерывами на сон.
Естественно, что утром ни о какой работе Кай не вспомнил и, приняв на грудь ещё раз, отключился уже всерьёз и надолго.
Непонятные, но весьма настойчивые звуки проникли в его сон, мешая спать, но, проснувшись, он понял, что встать для него сейчас равносильно смерти. Голова трещала, мутило, и вся комната шла кругом, даже в горизонтальном положении.
Раздражающие звуки оказались дверным звонком и трелью телефона. Если с первым справиться, пусть и с трудом, но всё же удалось посредством его отключения, то с дверным звонком дело оказалось сложней - тут при любом варианте пришлось бы встать. Значит, остаётся один вариант - ожидание, что звонящему надоест и он уйдёт.
Стоило так подумать, как к звонку прибавились весьма громкие удары в несчастную дверь.
Ощущение складывалось такое, что цель у дотошного гостя - высадить дверь, если хозяин всё же не откроет.
Кай осторожно повернулся на бок, медленно приподнялся, после чего принял сидячее положение. Дождавшись, когда пройдёт очередной рвотный позыв, всё же встал и не спеша, без лишних движений, пошел в коридор, всю дорогу мысленно проклиная звонящего.
- Ну наконец-то! Кай, я думал, что ты там помер, - не дожидаясь приглашения, Уруха вошел внутрь.
- Если так думал, зачем было столько звонить, - закрыв дверь, Кай последовал за Урухой, что, стоя посреди комнаты, рассматривал пустую тару.
- Так! И что это значит? Ты запираешься дома и пьёшь в одиночестве. Что случилось? - Уруха ждал объяснений.
- Я вчера Аоя встретил и как дурак признался ему.
- И что? - Уруха замер, напряженно ожидая ответа на свой вопрос.
- А то, что он сказал, что это мои проблемы и его это не касается! - выкрикнул Кай.
- Ничего себе, что это с ним. Как странно... И поэтому ты решил напиться?
- Да, а что, нельзя?! Да пошли вы все! Оставьте меня в покое, я буду делать, что хочу! - Уруха на это ничего не сказал и, просто взяв Кая за шиворот, поволок в ванную, где пристроил его голову под струю холодной воды. Кай пытался брыкаться, но силы были неравны.
- Ну что, остыл? Или ещё? - грозно спросил Уруха.
- Нет, всё, хватит! Я спокоен, прости меня, - Кай дрожал и не знал, что ещё сказать.
- Так, сейчас принимай душ, грейся и приходи на кухню, а я пока комнату проветрю, а то там такой перегар стоит, - от этих слов Кай совсем сник.
Не дожидаясь реакции на свои слова, Уруха пошел открывать окно.
Кай не знал, как благодарить Бога за такого друга, как Уруха. Он всегда так помогал, что Кай был перед ним в неоплатном долгу.
Приняв душ, Кай пришел на кухню.
- Садись. Есть будешь? - Кай отрицательно помотал головой. О еде сейчас думать совсем не хотелось, желудок и так крутило.
- А как насчёт кофе?
- Нет, лучше просто воды.
- Как хочешь, - Уруха налил себе кофе и сел напротив жадно пьющего воду Кая.
- Да... Как-то я не ожидал такого, но ты не торопись, может, ты что-то неправильно понял, ну я не знаю, может, ты его чем-то спровоцировал?
- Уруха, давай вот только не об этом. Я просто не могу! Как мне дальше жить? Как мне плохо без него! Но я ему не нужен, и мне придется с этим жить.
- Ну, все выводы и решения ты лучше отложи на завтра, так сказать на трезвую голову.
Вечер близился к завершению, а день сегодня по всем параметрам был тяжелый. Сперва не вышедший утром на работу Кай, потом множество дел, которые прерывались безуспешными попытками дозвониться до Кая, и вот, дождавшись вечера, Уруха не выдержал и примчался сюда. Наблюдательная соседка сказала, что Кай дома, что пришел поздно вечером и больше никуда не выходил. Уруха успел много чего себе напредставлять, пока ломился в дверь.
- Уру, прошу, останься сегодня здесь. Я не хочу оставаться один, - сперва, не зная, как поступить, Уруха сомневался, но всё же остался, а то мало ли, что Каю в голову может взбрести.
Кай лежал, глядя в потолок. Ему не спалось. Он вспоминал, как Аой ласкал его вот на этом самом футоне, на котором он сейчас лежал. Его кожа горела от этих воспоминаний так, будто её прямо сейчас касался Аой.
Нестерпимо хотелось избавиться от этих воспоминаний.
Его слуха коснулся вздох Урухи, что заворочался во сне.
Мысль вспыхнула ярким огнём. Он неспешно, тихо, чтобы не разбудить раньше времени, подошел к мирно спящему Урухе, опустился рядом с ним на колени, склонился к его лицу. Губы Урухи были приоткрыты. Кай осторожно коснулся этих губ в несмелом, но отчаянном поцелуе.
Потревоженный Уруха не сразу понял, кто его целует, и спросонья ответил.
Кай скользнул к нему под одеяло, тесно прижимаясь всем телом. Он запрещал себе думать, что он творит.
Осознав, где он и кто рядом с ним, Уруха попытался оттолкнуть Кая.
- Что ты делаешь, ты умом тронулся!? - Уруха был взбешен столь неожиданным пробуждением.
- Мне это нужно, прошу, Уру.
- Ты решил найти себе замену Аою на одну ночь? Я что, похож на одноразовую подстилку?!
- Прошу!
- Ты об этом первый завтра утром пожалеешь! В тебе алкоголь говорит, уйди, Кай, я тебя прошу, уйди!
- Даже если пожалею, тебе-то что?!
- А и правда, чего мне! Задница твоя, тебе и решать!
Уруха навалился на Кая всем телом, прижимая его к постели.
- Воля твоя, Кай.
Дыханье Урухи опаляло Каю шею, он прижимался ближе, страстно желая прикосновений к своей разгорячённой коже.
Уруха не привык спешить. Главное - доставить и получить удовольствие, а спешка легко может нарушить все планы.
Его руки были везде, они блуждали по спине Кая от лопаток, спускаясь массирующими движениями к самой пояснице и ниже, сжимая ягодицы, отчего Кай стонал и выгибался, словно провоцируя.
Не один сантиметр кожи не был забыт, руки порхали по телу Кая, словно бабочки.
- Ну же! Дотронься до меня, не будь эгоистом, Кай, - Кай выполнил эту полупросьбу - полуприказ.
Маленькая комнатка была наполнена стонами и вздохами, что, отражаясь от стен, возвращались назад.
Двое, словно единое целое, сплелись в жарком и прекрасном танце страсти.



Часть 8
Дождавшись, когда Уруха уснёт, Кай осторожно выбрался из постели и вышел на кухню.
Ему было тошно находиться в комнате. Его трясло от одной только мысли о том, что там сейчас происходило.
Он не представлял, как будет смотреть Урухе в глаза. Он не должен был втягивать его во всё это. Уруха остался единственным близким человеком для Кая. И вот теперь от одной только мысли о том, что будет утром, возникало желание сбежать, и плевать, что он в своей квартире.
Стены давили на него, а он ведь просто хотел забыться, и в тот момент было неважно, как и с кем. Но вместо облегчения он испытывал чувство вины и перед Урухой, и перед Аоем. На душе скребли кошки. Он изменил любимому человеку, и пусть Аою не нужна его любовь, всё равно - нельзя было осквернять её.
Он стоял у окна, задумчиво глядя вдаль. Он так глубоко ушел в свои невесёлые думы, что далеко не сразу заметил Уруху, что внимательно за ним наблюдал.
- Тебе, я смотрю, не спится? - от неожиданности Кай вздрогнул.
- Прости, я тебя разбудил?- он был готов смотреть куда угодно, лишь бы не на Уруху.
- Знаешь, вообще-то принято смотреть на собеседника во время разговора, а то в противном случае складывается впечатление о неприязни.
Кай вопросительно взглянул на Уруху.
- Я же предупреждал, что пожалеешь, но лично на мой счёт можешь не волноваться. Дружбу хорошим сексом не испортишь, а вот как жить дальше, задуматься стоит, пить, знаешь ли, не выход.
- Да пить эту гадость я больше не буду, а жизнь... Для меня она кончилась в тот момент, когда Аой отказался от меня. Теперь я просто буду существовать.
Уруха покачал головой. Ему вся эта история казалось какой-то путаной и явно недосказанной. Кай многое умалчивал, а Уруха хотел ему помочь, но как это сделать, когда, возможно, ты не знаешь самого главного - правды.
- Так, давай-ка спать, а самокопание оставь на завтра. Одно могу тебе точно сказать, если любишь, борись!
Кай молча кивнул. Он пока сам себе боялся признаться, что не знает, как жить дальше. В душе бардак, а на сердце камень. Но одно ясно - обычно смерть идёт за человеком, но в нашем случае, человек идёт за смертью. Просто для Кая смерть и любовь носят одно имя - Аой.

Я же от дома Кая поспешил к себе. Узнал ли Рейта о нашей встрече? Зная Рейту, я могу сказать, что не зря опасаюсь: он слов на ветер не бросает.
Войдя в дом, я было двинулся к лестнице.
- Явился. Что-то ты долго. Что, судьба этого мальчишки тебя больше не волнует?
Я обернулся к нему. Стоит, прислонившись к стене, руки скрестил на груди.
- Я вот решаю, что с ним лучше сделать, может, посоветуешь?
- Ничего не нужно. Это была случайность, тут нет нашей вины, - я устал, голос тих, но серьёзен.
Рейта смотрит внимательно. О, я знаю, он копается в моей памяти, как в альбоме, с жадностью всматриваясь и вслушиваясь.
- Он ко мне не подойдёт больше, радуйся, - находиться рядом с ним невыносимо.
- Что же, должен признать, это было жестоко. Как ты выдержал?
- А тебе не всё равно? Ты получил, что хотел, а теперь будь добр, оставь меня в покое!
Развернувшись, я пошел к себе. О сне не могло быть и речи, стоило закрыть глаза, как я снова оказывался там, в той грязной и холодной подворотне, и Кай всё также смотрел на меня с надеждой...


- Рейта, ты уверен в своей правоте? Помни, ты не Бог, может, не стоит вершить судьбы других? Посмотри на него, в тебе что, совсем нет к нему сострадания? - Руки превзошел себя, таких долгих речей Рейта от него давно не слышал. Руки встал с дивана и подошел вплотную к Рейте.
- Ты не знаешь, о чём говоришь. Эта любовь была обречена изначально.
- Ты в этом так уверен?
- Ты шутишь? Руки, очнись, тут даже нечего обсуждать!
- Ты уверен, что нет способа помочь Аою? - Руки не хотел давить на Рейту, но за Аоя он не на шутку волновался, да и упёртость Рейты его бесила. В конце концов, если шанс есть, Аой имеет право знать.
- Помочь? Цена за это будет высока.
- Так есть? - Руки смотрел пристально.
- Есть, но вы оба не понимаете, что это неправильный выбор.
- По-моему, это решать Аою и только ему. Какой бы ни была цена, платить ему.
Рейта сжал руки в кулаки.
- Хорошо, я расскажу ему, пусть решает, но это дорога в один конец, и вернуть всё назад будет невозможно. Люди - существа непостоянные, изменчивые, сегодня любит, а завтра нет, они предают с лёгкостью, играючи. Думаешь, риск того стоит?

Проварочавшись всю ночь, но так и не заснув, я встал с первыми лучами солнца. Сколько таких рассветов было и сколько будет, но только радости они не приносят.
Стук о стену внезапно распахнутой двери заставил резко обернуться. На пороге Рейта - брови сведены на переносице, взгляд пылает - а рядом довольный и сияющий Руки. Такие противоположности, прямо день и ночь.
- Чем обязан? - Руки видеть я рад, а вот Рейта - это лишнее с утра пораньше.
- Тут Рейта хотел с тобой поговорить.
- Да? Что-то по нему не скажешь, что он жаждет быть здесь, - Руки, как ни в чём не бывало, уселся на мою кровать.
- Нет, хотел. Это у него видимость такая. Он стесняется, правда, Рейта?
Рейту, кажется, даже перекосило.
- Да. Така, ты как всегда прав, - цедит сквозь зубы, пытаясь улыбнуться. Да, оскал жуткий.
- Вам что, заняться нечем? Валите отсюда и придуривайтесь где-нибуть там, - Рейта был готов выполнить моё требование.
- Стоять! - мы оба замерли.
- Давай, Рейта, не томи душу. Видишь, публика нервничает.
Рейта вздохнул.
- Короче, есть один способ, чтобы ты с Каем смог быть вместе. Ненадолго правда, но зато вместе.
- Почему ненадолго? - я не мог заставить мысли работать слаженно.
- Сдохнете лет через шестьдесят! Вот почему, - юморист из Рейты хреновый.
- Рейта, ты ему толком обьясни.
- Чтобы ты мог быть с этим твоим Каем, тебе нужен сущий пустяк. Ты должен найти себе преемника, который добровольно согласится взять на себя твои обязанности, насильно это сделать нельзя!
Я стоял как громом пораженный. Найти преемника - и я свободен.



Часть 9
После ухода парней, ну, как ухода... Руки выталкивал что-то говорившего Рейту, тот махал руками и пытался отпихнуть мелкого.
Я же слов Рейты попросту не воспринимал, всё будто через вату, меня словно оглушили.
Я могу быть с Каем, но как я теперь к нему подойду? После всего того, что ему наговорил? Да и где найти преемника? Это вам не самая большая радость - быть смертью. К первому встречному с таким предложением не подойдёшь.
Мысль пришла неожиданно, словно вспышка. Я должен поговорить с Урухой. Он точно сможет помочь мне в примирении с Каем.
Я отлично знаю, где живёт Уруха, и добраться туда много времени не займёт.
Уже у самого выхода из дома я натолкнулся на Руки.
- Я не знаю, что ты с ним сделал, но спасибо тебе, - Руки только махнул рукой.
- Делов-то. Так, пустяк.
- А где Рейта?
- О... Он у себя сидит и бубнит себе под нос что-то о идиотах.
- А, ну всё отлично, - мы оба заржали в голос.
- Ладно, я ушел.
- Ага, давай, удачи.
Что-что, а удача мне понадобится. Знает ли Уруха о том, что ко мне испытывает Кай? Если да, то рассказал ли Кай ему о нашей встрече и чем она закончилась? Ответы на все эти вопросы я узнаю очень скоро.
Добравшись до дома, я сразу почувствовал, что внутри никого нет. Что же, подождём. Спешить мне некуда.
Появился Уруха только спустя час. Он заметил меня, только подойдя к дому.
- Аой? Ты? Просто не верится. Но почему ты здесь?
- Мне надо поговорить с тобой, если ты не занят.
- Нет, времени у меня предостаточно. Да и у меня тоже есть к тебе несколько вопросов.
Значит, он в курсе наших непростых взаимоотношений, хоть и сомневаюсь, что знает он всё.
Он двигается в мою сторону, подходя к входной двери, и вот, когда он поравнялся со мной, я уловил еле ощутимый запах. Этот запах я не спутаю ни с чем. Запах кожи Кая.
Как? Откуда? Я, конечно, понимаю, что они друзья, но разве просто находясь в гостях можно пропитаться ароматом кожи? Насколько могу судить я, это невозможно. Но тогда откуда?
- Проходи, чего ты застыл?
Мотнув головой, захожу в дом. Я здесь впервые, хоть Уруху успел узнать хорошо.
Дом весьма просторный и светлый, впрочем, последнее неудивительно. Уруха и сам человек светлый.
- Чай, кофе, может, что покрепче?
- Нет, я ненадолго и ничего не хочу.
Пройдя в просторную гостиную, рассаживаемся на два дивана напротив друг друга.
- Прости, не хочу быть нетактичным, но ты не от Кая сейчас приехал?
- От него, но как ты узнал?
Я пропустил его вопрос мимо ушей. Что же ты там делал, что от тебя так пахнет Каем?
- Не слишком ли рано для дружеских визитов? - вместо ответа - вопрос.
- Не слишком, если учесть, что я там ночевал.
- Что? Что ты имеешь в виду? - я не верил своим ушам.
- Лишь то, что я провёл эту ночь у Кая и с Каем.
Тело среагировало раньше, чем я успел осознать, что делаю.
Кинувшись к Урухе, нависаю над ним.
- Что ты делал с Каем? - рычу, сжимая кулаки.
- Мы переспали, а что? Что-то не так? По-моему, тебя это больше не касается. Разве не ты отверг чувства Кая? Или ты думал, что он будет убиваться от горя?
Выплёвывает каждое слово мне в лицо.
- Будет сидеть и как верный пёс ждать с надеждой, а вдруг ты передумаешь? Не слишком ли?
- Заткнись! Что ты знаешь, чтобы обвинять меня?!
- А что, есть что-то, чего я не знаю? Так расскажи!
Выпрямляюсь. Желание сьездить Урухе по лицу, конечно, не полностью меня отпустило, но его слова немного отрезвили меня, ведь он во многом прав. Я не вправе винить ни его, ни Кая.
- Я люблю Кая, а большего тебе знать и не нужно.
- Очень интересно. Ну, в таком случае я тебе Кая не отдам. Можешь возвращаться туда, откуда пришел.
- Что значит не отдашь?
- То и значит. Кай на тебя обижен, а я его утешаю. Знаешь, он такой нежный и отзывчивый, ему со мной будет хорошо.
Он издевается, провоцирует, я это ясно вижу. Просто хочет вывести меня на откровенный разговор. Что же, пусть будет по-твоему.
- Что ты хочешь узнать?
- Ну, для начала я думаю...всё!
- Я смерть, - застыл на несколько минут, после чего начал откровенно ржать.
- Ага, а я Папа Римский. Очень смешно, Аой. Я оценил, а теперь давай правду. Я, знаешь ли, не выспался.
- А я и не шучу. Я в прямом смысле смерть. Вдаваться в подробности не буду, скажу главное - я сохранил Каю жизнь вместо того, чтобы её забрать. Мы заключили договор, по которому Кай стал моим.
- Аой, ну кончай! Серьёзно, это уже не смешно!
- А если я расскажу тебе до мельчайших подробностей о том, что знаешь только ты и больше ни одна живая душа?
Уруха вскочил с дивана. Я же, обойдя его кругом, остановился за спиной и шепнул на ухо.
- Как бывает обманчива первая любовь, да, Уруха? Влюбишься, признаешься, тебе вроде ответят взаимностью, а потом грубо изнасилуют на заднем сидении машины, а потом так страшно, что об этом кто-то узнает, и ты готов на всё, только бы это осталось тайной.
- Ты? Откуда? Как? Это невозможно!
- Не бойся, об этом больше никто не знает. Твои воспоминания мне всё рассказали. Я знаю о тебе всё!
Дрожишь. Я знаю, как это неприятно, но как ещё тебе доказать?
- Ты что и вправду... смерть?
Я молча кивнул.
- И Кай знает?
Снова кивок.
- И он тебя любит. Просто немыслимо! Но если и ты его любишь, то в чём проблема?
- Я бессмертен, Уруха, вот в чём проблема.
- Так сделай и его бессмертным.
- Это невозможно. К сожалению, только я могу спуститься к нему. Возвысить его, увы, невозможно.
- А это, я так думаю, тоже непросто, да?
- Да, но с этим я справлюсь как-нибудь. Я обязательно найду себе преемника, я обязан.
- Ну а ко мне ты зачем пришел?
- Помоги мне вернуть Кая, - это будет непросто, я и сам это понимаю, но, может, с помощью Урухи это получится быстрее.
- Я, конечно, сделаю всё, что потребуется, но и тебе придётся постараться.
Я готов на всё, только бы простил.


Часть 10
Кай перебрался в свой родной дом, который он так мечтал вернуть и в который не возвращался только из-за меня.
Уруха пытался вывести его на разговор обо мне, но Кай упорно избегал этой темы.
- Я тут с таким красавцем в спортивном зале познакомился, это нечто! Только знаешь, сперва я никак понять не мог, он мне всё время кого-то напоминал.
- И что? - весь этот разговор был Каю неинтересен, и слушал он, только чтобы не обидеть друга.
- Ты в жизни не догадаешься, кого.
- Ты уверен? Может, как и на прошлой и позапрошлой неделе, он тебе чудесным образом Аоя напомнил? Что происходит?
- Ну что я могу поделать, если они похожи.
- Ты меня за дурака принимаешь? Колись, зачем ты мне всё время про Аоя напоминаешь?!
- Кто, я? Даже и не думал! - мысль была одна - пора линять, пока не начался допрос с пристрастием.
- Уруха! Я жду!
- Да ладно тебе, забудь. И вообще, я на встречу опаздываю, пока! - Кай недоуменно смотрел на диван, где только что мирно покоилась тушка Урухи.
- И что это было?
Он не мог понять, что происходит. Уруха вёл себя странно.

- Знаешь, Аой, я, конечно, всё понимаю, но, может, тебе стоит с ним встретиться, поговорить. Ну набьёте друг другу морды и помиритесь, а то мы какой-то фигнёй страдаем.
- Я не могу к нему приблизиться, пока не найду преемника. Рейта такой случай не упустит. Он пока не смирился с моим выбором, а наш с ним уговор в силе.
- Ну а где этого преемника искать? Может, пойдём поймаем первого встречного? Как тебе такой вариант? - Уруха довольно потирал руки.
- Уймись, маньяк-похититель. Тут есть один нюанс. Выбор человека должен быть осознанным и добровольным.
- Да... Загнул твой братец, ой, загнул.
- Загнул или нет, но спорить бесполезно, уж ты мне поверь.
- А вот чем ты занимался, если подробней? Ну и вообще, как смерти живётся?
- Тебе-то зачем?
- Может, я не против твоё место занять, а что? Я холостой, молодой, красивый, живи себе вечно. Сказка вообще.
- Ага, курорт. Иди ты шутить в другое место!
- Вот народ неблагодарный! Я со всей душой, а ты не веришь! - Уруха картинно схватился за сердце, трагично вздохнул и завалился на пол.
- Тебе надо было в комики идти, а не в бизнесмены.
- Я не понял, что тебе не нравится? Я добровольно согласен занять твоё место, а ты ещё и не доволен? Ну, знаешь!
- А как твой бизнес?
- А что бизнес? Он в надёжных руках, - сидит, улыбается.
- Ты хоть понимаешь, на что подписываешься? Ты будешь смертью, это тебе не...
- Я понял, понял, можешь не продолжать. Поверь, я не склонен к импульсивным поступкам, я всё тщательно обдумал.
- Ну, а Кай?
- А ему скажу, что меня на Тибет к монахам потянуло, зов души.
Всё это было мне не по душе, ведь Кай очень к Урухе привязан, и я думаю, что на данный момент, он бы Уруху на меня точно не обменял, но другого выбора у меня нет. Если бы я мог, я бы не принял помощь Урухи, но не сейчас.
- Хорошо, будь по-твоему, но я дам тебе время на размышления. Ты не обязан это делать ради нас, подумай о себе.
- Не боишься, что я передумаю?
- Я на это надеюсь. Как я буду Каю в глаза смотреть?
- Да, Аой. Я, конечно, не знаю, каким ты был до встречи с Каем, но любовь из тебя явно человека сделала, - шутник, как ребёнок веселится, будто не его будущее обсуждаем.
- Ладно, так и быть, подумаю.
Радоваться или огорчаться - не знаю, но Уруха не передумал. Рейта вполне спокойно воспринял появление Урухи, ну а Руки, он всегда и со всеми дружелюбен.
Я покидал место, которое считал своим домом, с лёгким сердцем. Того, что было, мне не забыть, но я не жалею. Как примет меня Кай? Вот то, что действительно меня волнует.
Может, уже поздно? Что же, риск, конечно, есть, но назад пути нет, а значит, буду бороться!
Решив не откладывать непростую встречу и столь же непростой разговор в долгий ящик, я отправился прямиком к Каю. Со слов Урухи я знал, что Кай вернулся в родной дом, а значит именно туда лежит мой путь.
Мой верный друг, черный мотоцикл - это всё, что у меня есть.
Дорога не заняла много времени, а потому прибыл я поздно вечером.
Света нет. Что же, это неплохо. Осталась мелочь - попасть в дом, но это и правда пустяк. Ключи мне дал сам Кай, когда я только купил этот дом. Тогда я ещё не знал, насколько они окажутся кстати.
Подхожу к двери, вставляю ключ, замок с тихим щелчком открывается, толкаю дверь, и она легко и бесшумно открывается. Ориентироваться в темноте для меня не проблема. Кай дома, я чувствую его присутствие, но, похоже, он спит.
Поднимаюсь вверх по лестнице, стараясь не шуметь. Подхожу к нужной двери. Сердце стучит так, словно я долго и быстро бежал.
В комнате темно, но свет луны легко проникает в незашторенное окно. Кай мирно спит на постели, ничто не тревожит его сон.
Я подхожу к окну и уже оттуда наблюдаю за Каем. Он заворочался во сне, будто одно моё присутствие так на него влияет.
Внезапно он садится в постели, озираясь по сторонам. Его взгляд замирает на мне, Кай, сидит и молчит.
- Да, Кай, это я.
- Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал? Как вообще посмел прийти!
- Я очень виноват перед тобой, прости меня, если сможешь, - ты молчишь, а я забываю дышать.
- Как у тебя всё просто. Захотел - прогнал, захотел - сам пришел, - я знаю, он прав. Я, конечно, могу ему всё рассказать, но зачем? Давить на жалость желания нет.
- Решать тебе, Кай, примешь ты меня или нет, - да, я уже знаю ответ.
- Тут нечего решать, я не хочу тебя видеть, уходи, - вот так тихо и спокойно.
Его голос нагнал меня у двери.
- Я переспал с Урухой, как тебе такое, Аой? - пристально всматривается в моё лицо.
- Я знаю... об этом.
- И каково это? Знать такое?
- Это больно, очень больно, - оглядываюсь на него.
- Я рад, я искренне рад, что тебе больно, - он улыбается.
- Уходи и никогда, слышишь, никогда не возвращайся! И я прошу, помни, помни ту подворотню! Помни её... вечно.
- Буду.
Мне так тошно стало, я устал мучиться, устал мучить Кая. Вот и Урухе пришлось собой пожертвовать, чтобы нам помочь. Я оказался жалкой смертью, влюбился как обычный человек, пошел против всех правил и устоев во имя любви, а Кая я спросил? Нужен ли я ему? Нет, я просто сам всё решил и вот - любите меня и жалуйте!
- Прости, зря я пришел, - а ты меня и не держишь, впрочем, чему удивляться.
Покинул дом я быстро. Сев на мотоцикл, понёсся прочь. Есть одно место, где мне всегда хорошо.
Лес, небо, полное звезд, и шум ветра в кроне деревьев. Так умиротворённо и тихо.
- И ты доволен? - и почему я не удивлён?
Рейта, Рейта... Вот зачем ты здесь? И ведь всегда знаешь, где меня найти.
- Да, доволен, - садится рядом на траву и прислоняется спиной к дереву.
- Возвращайся домой, хватит! Мы твоя семья, и ты нам нужен, - Рейта, знал бы ты, как мне плохо сейчас, в душе смятенье.
- Ты же говорил, что назад мне дороги не будет.
- Я сказал, я и передумал, что скажешь?
Может, Рейта прав и стоит вернуться, раз Каю я не нужен, а больше идти мне некуда.
- А Уруха?
- За него не волнуйся, проснётся с мыслью, что всё это был просто сон, и будет себе спокойно жить дальше.
Рейта встал, подавая мне руку, я ухватился за неё.
- Помни, что только семья всегда будет тебе надёжной опорой, а всё вокруг так, суета.

Человек - странное существо. Кай, я знаю, как тебе было больно, как ты рыдал всю ночь в подушку, как утром собрал волю в кулак и начал новый день, как новую главу своей жизни. В ней нет места мне, но я надеюсь, что там найдётся место пусть для пока незнакомого человека, но того, кто даст тебе счастье.
Есть законы мирозданья, и нарушать их нельзя никому. И неважно, кто ты - человек или смерть.
Рейта, Руки, вы всегда рядом. Могут пройти сотни лет, но одно неизменно на все времена. Пока есть жизнь, будет и смерть, мы идём рука об руку, так было и так будет.
Ночь, шоссе, я всегда один, моё имя внушает страх, а ведь такое простое слово, простое и короткое - смерть.



@темы: " Мои фанфики"

URL
   

Sonne86

главная