Sonne86
Автор: emilija
Фанфик: «Ночь»
Автор: emilija
Бета: misima-san
Фэндом: The GazettE
Персонажи: Аой/Кай, Уруха/Кай, Руки, Рейта
Рейтинг: R
Жанры: Слеш, романтика, мистика ангст, драма, AU
Предупреждение: Насилие, изнасилование.
Размер: Миди, 26 страницы
Кол-во частей: 10
Статус: Закончен


Описание: Жизнь - тяжкое бремя, но не торопись его сбросить.
Назад пути не будет...


Часть 1
Как смешны смертные в своих жалких потугах всё успеть. Они хотят так много, но довольствуются малым, живут как крысы. Бегают по кругу и только сетуют на то, как несправедлива жизнь. Зависть к чужим деньгам, алчность, порочность, жажда наживы, тяга к сплетням. Смешны и отвратительны.
Они философствуют о смысле жизни, но, стоит столкнуться с проблемами, мелочно помышляют о смерти и корят Бога за посланные испытания или наоборот, вдруг начинают верить в Бога и бегать в церковь. Мне всегда смешно наблюдать за этой крысиной вознёй:
"я устал жить", "жизнь несправедлива", "я хочу умереть". Это словно приглашение для меня, и неважно, вслух произнесены слова или мысленно. Человеческие души словно книги для меня - ждут, когда я их прочту. Мне так нравится смотреть в лица тех, к кому я все-таки пришел по их просьбе. Они искажаются ужасом, сожалением о своих словах, но если я пришел - с пустыми руками не уйду.
Я много рассказал, но не представился, а это невежливо. Позвольте исправиться: меня зовут Аой, но думаю, что это имя вам ни о чём не скажет, но есть ещё одно - его знает каждый, его страшатся, испытывая суеверный страх, а слово такое простое, короткое: "смерть", рабочий псевдоним, так сказать.
О да, я смерть. И если меня упорно звать, я непременно приду к вам в гости... Но что-то я отвлёкся, а между тем дела не ждут.
Ох, уж эти юные создания, что столь ранимы и чувствительны! Чуть что, сразу в петлю лезут или таблеток напьются, или с моста сиганут, а я тут как тут... И заберу бессмертную душу с собой. Так было всегда, так будет всегда.
- Ну где же ты, мой друг? Невежливо заставлять себя ждать.
Не люблю подобные места. Старый заброшенный мост, который давно надо снести, но видно недосуг.
А вот и ты, ну наконец-то!
- Позволь заглянуть в твою душу... - шепчу чуть слышно.
Хм, а это интересно. Давненько мне таких не попадалось.
Парень-студент, учится на последнем курсе филологического факультета, отличник, пример для подражания, но сколько в душе отчаянья и боли! Да, многовато для одного.
Итак, что мы имеем: младшего и, как видно, горячо любимого брата насмерть сбила машина. От отчаянья мать наложила на себя руки, а отец из-за двойного горя не нашел ничего лучше, чем последовать за женой. Да... А то, что у них ещё один сын есть, видно, забыли. Итого: за неделю парень остался один, хотя нет! Сердобольные родственники позаботились на славу и растащили всё имущество. Ну ещё бы, пареньку было не до денег, такой-то шок испытать. И как итог - он на улице.
- И сколько он так живёт? Ого! - два месяца перебивается мелкими подработками и отбивается от извращенцев-работодателей. Ну да, паренёк красив, что есть, то есть.
А между тем он уже на мосту, и ветер нещадно треплет его волосы.
Вот такие вещи я не люблю. Парень смерти явно не заслужил, может, помочь ему? Но не умереть, а наоборот, выжить.
Да... Сфера откровенно не моя, но что-то мне его жалко, что-ли.
Эх, ладно, я сегодня добрый. Лови момент, парень, я дам тебе шанс выжить.
- Ну и что ты удумал? - парень оборачивается и смотрит на меня, но снова тут же отворачивается.
- Я, вообще-то, к тебе обращаюсь, или ты глухой? - ноль реакции на мой вопрос. Замечаю, что у моста местами нет перил. Вот как раз в таком месте он и стоит, наклоняется вперед и...
Резко срываюсь с места. Доля секунды, и я резко хватаю его, отдёргивая назад.
Пытается отбиться, вырывается.
- Пусти, что тебе надо? Иди, куда шел! Псих!
- Ну да. А ты с моста полетаешь тем временем, да?
- А вам-то что? - его всего колотит, но вырываться не перестаёт.
- Скажем так, я неравнодушный прохожий, - самому смешно.
- Прохожий? Здесь? В два часа ночи? Не смешите! - согласен, глупо звучит.
- А что не так? Ну тогда... - на миг задумываюсь. - Пусть буду ангелом смерти, а то с чего бы вдруг я решил тебе помочь? - вот загнул.
- Да отпустите вы меня! - он точно решил, что я псих.
- Непременно. Спи, - лёгкое прикосновение, и голова парня безвольно повисла. Так-то лучше. А то надо же, что удумал, меня психом называть. Ну и молодёжь пошла!

Да... А квартирка, как коробочка - крохотная, убогая, только она одна, сама по себе, человека в депрессию введёт.
Уселся на подоконнике. Одно, пожалуй, неплохо, что парень высоко живет и вид из окна открывается отменный.
Парень просыпается и резко садится на постели, дико озираясь, и, заметив меня, шарахается в сторону, прижимаясь к стене.
- Ты кто?
- Аой, - слегка склоняю голову.
- Аой?
- Да, но для друзей просто смерть...


Часть 2
Ты смотришь на меня, как на психа.
- Смерть? Ты из какой психушки сбежал, а?
- Не веришь? - стоишь, глаза вылупил.
- А ты думаешь, тебе возможно поверить? - похоже, надо доказать, а вот это без проблем.
- Ну, это не беда, поверишь, - и поворачиваюсь к окну обратно.
- Иди сюда, моя хорошая, - затылком чувствую, что смотришь на меня, а я руку протягиваю к щёлке между створками окна.
- Ну, не бойся, - и тут же в щёлку проскользнула белая кошечка. Подходит ко мне, трется о руку, ластится, урчит.
Ты замер, с кошки глаз не сводишь.
- Это... Кошка моих соседей. Она иногда приходит в гости, так как у нас подоконники смежные.
- Я знаю, - и вижу, что ты хочешь подойти. Зачем, догадаться не трудно - волнуешься за животинку, оно и понятно: мало ли, что психу в голову прийти может, вдруг из окна выброшу?
Но у меня на её счёт другие планы.
- Говоришь, не веришь? - а ты ещё больше волнуешься, видя, как я кошку на руки взял.
- Отпусти кошку! - резко кидаешься ко мне, но мне времени хватило. Лёгкое касание, и ты выхватываешь из моих рук мертвое животное.
Кто бы мог подумать, что ты так к этой кошке привязан, весь трясёшься, к себе её прижимаешь.
Какая трогательная сцена! Так и просится слеза. Эх, какая жалость, что я плакать не умею, так что ты уж за нас двоих порыдай.
- Убил кошку, герой! Что ты доказал, кроме того, что ты псих-садист?
- А вот это перебор, - шиплю раздраженно, - ты и глазом не успел моргнуть, как кошка снова у меня. Люди так медлительны и невнимательны.
- Отдай немедленно, хватит! Тебе мало, что ты её убил?!
- Убил? Кто, я? Кого? - кажись, перебор. Так ты не в меня поверишь, а в дурку попадёшь.
Ты только глазами моргаешь, руку ко мне протягиваешь, губами шевелишь, но слов не слышно.
А кошка резко с моих рук прямо к тебе прыгает и сразу урчит, будто и не было с ней ничего.
- Как... но ведь она... Нет, не понимаю. Ведь ты убил её, я уверен! Но тогда как!?
- Я убил, я и воскресил. Ещё сомнения есть? - усмехаюсь, глядя, как ты второй раз за полчаса пытаешься спиной пробить стенку.

Вот теперь ты поверил. Вижу это по твоему враз побелевшему лицу, а в голове хаос мыслей. Понял, вот теперь ты понял, кого дозвался, а звал ты упорно. Так чего теперь к стенке жмёшься, будто я сам, просто так пришел?
- Ну, что теперь не так? Ты звал, я пришел, - а ты раскаиваешься в своих словах, тебе страшно, ведь это был сиюминутный порыв.
Но вот теперь ты осознал весь масштаб случившегося!
- Я не хочу, не хочу умирать.
- Вот новости. Раньше думать надо было, чего теперь на попятную идти.
Так, походу кто-то сейчас в обморок грохнется. Во парни пошли, слабаки! Ну вот смерть увидел, подумаешь. Так нет, сразу дурно им бедным, а каково мне их нытьё слушать! Что тогда я должен делать?
- Впрочем, ладно, предлагаю заключить договор со мной.
- Договор о чём?
- Я оставляю тебе твою бесценную жизнь.
- А что взамен попросишь? - о, интерес в глазах зажегся, как лампочка Ильича, и бледность отступила, жить будет!
- Так, сущую мелочь, ничего особенного, право, даже не стоит обсуждений, - зубы заговариваю, чисто, откровенно, но вдруг купится?
- И всё-таки? - вот дотошный, чёрт! Ой, вот брата поминать не стоит. С него станется, заявится на огонек, хрен потом отделаешься.
- Так, пустяк, станешь моим любовником. А что, звучит - "любовник смерти". Может, потом про нас книгу какой-нибудь известный автор напишет.
- Что? Кем? Ты больной? НИ ЗА ЧТО!!!
- Ну что орать сразу, а если хорошо подумать?
- Нет!
- А если очень хорошо?
- Что тебя в слове "нет" не устраивает?
- Категоричность, - встал и подхожу к нему, наклоняюсь близко-близко к его лицу и шепчу.
- А если я исполню твою заветную мечту, а, Кай? Что ты тогда ответишь?
- А ты можешь? - надежду в глазах, её ни с чем не перепутать.
- Дорогой, я всё могу, - сомнения в твоих глазах - предвестник моей победы.
- Тогда, пусть он... - громкий крик вороны за окном заглушил слова, оставив их тайной для ночи, но я прочёл по губам.
- Будет исполнено...



Часть 3
Договор со смертью. Его заключают только добровольно, принудить к этому нельзя. Договор закрепляется устно, никаких бумаг, подписей, печатей, так как обмануть смерть невозможно. Условия оговорены, цены названы, назад пути нет.

Найти его оказалось несложно, доставить к Каю ещё проще.
Мерзкая личность, прожигает жизнь в барах в вечных попойках, я бы об него пачкаться не пожелал, но свою часть уговора выполню без промедления тут же, как будет вынесен приговор.
- Встречай гостя, как заказывали, тёпленький и целенький, - швыряю плохо соображающего парня к ногам Кая.
Отдаю должное твоей выдержке.
Видеть перед собой убийцу брата и, косвенно, родителей - испытание не из приятных.
- Да, гость долгожданный, - парень сидит на полу, пытаясь сфокусировать взгляд на Кае.
- Ты... всё не уймешься. Тебе сказали... что это несчастный случай... скажи спасибо, что я на ремонт машины деньги не потребовал... этот сосунок моей красавице бампер сильно помял...
Вся речь была не очень внятной и прерывалось то икотой, то потерей мысли.
Кай сжимал руки в кулаки от каждого произнесенного слова. Он вздрагивал, но, не дослушав до конца, кинулся к парню, схватил за грудки и затряс.
- Бампер помял!
- Да ты знаешь, сколько моя красавица стоит... а этот...
От удара в челюсть голова парня резко дернулась вправо.
- Я всю семью потерял из-за тебя, ты это понимаешь?!
- И чё? Это не мои проблемы.
Кай оттолкнул его от себя и повернулся ко мне.
- Убей его, как он убил моего брата!
- И ты исполнишь свою часть договора?
- Да, - что же, месть, конечно, может быть стимулом к жизни, но её жажда иссушает душу. Кай не выглядел счастливым, вынося приговор, но и иначе поступить был не в силах.
Дело на пять минут. Пристроил парня под весьма симпатичную машину. Помню, он ведь у нас ценитель красивых машин, но, думаю, он не успел оценить, а жаль.
Вернувшись к Каю, сперва хотел отчитаться, но, глядя на него, передумал. Сидит на футоне, кошку гладит, а взгляд вперил в окно.
Я решил не мешать и устроился на подоконнике. Но Кай недолго пробыл в прострации.
Встал, кошку с рук спустил и, не глядя на меня, начал стягивать кофту через голову. Интересно, зачем?
- Я готов.
- К чему? - я что-то пропустил, он вроде молчал.
- Ты свою часть выполнил, теперь моя очередь, - да, наверное, с таким видом идут на эшафот.
- О, поверь, я своё получу, но время и место, я буду выбирать сам.
- А что тянуть? Ты свою часть договора выполнил, дай и мне свою исполнить! Все хотят моё тело, даже ты, я вижу! Что в нем такого? А что внутри, никому не важно! - я наблюдаю за ним, медленно закипая.
А Кай остервенело дергает пряжку ремня. Она долго не поддавалась, но упорство Кая побеждает, ремень летит в стену, следующими страдают джинсы, которые с остервенением стаскиваются и отправляются к ремню.
Оставшись в одних боксёрах, замер. Кажется, его запал погас.
- Ну что же ты остановился на самом интересном месте? Продолжай, раз начал, или это всё?
Краснеешь, хватаешь простынь с постели, прикрываясь.
Поздно, Кай, прятаться, я на такие вещи слаб, ой как слаб, а ты меня раззадорил на славу.
Встаю с подоконника и неспешно подхожу всё ближе, заодно избавляясь от своей одежды. Каждый шаг - одна вещь долой, а он пятится, простынь сильней сжимает, так что костяшки пальцев побелели.
- Пожалуй, я приму твоё столь заманчивое приглашение, - резко кидаюсь к нему, с силой вырываю из рук несчастную простынь.
- Не стоит такую красоту прятать! Ай-яй-яй, ты нехороший мальчик, Кай, а нехороших мальчиков надо наказывать.
Хватаю его за плечи и толкаю на постель. Похоже, я нашел ещё один плюс в этой квартире. Бегать Каю от меня тут негде и тащить его до постели не надо. Очень удобно.
- Отпусти меня! - бьётся, вырывается, только это без толку, я не отпущу.
Склоняюсь над ним и шепчу в самые губы:
- В другой раз думать будешь, что говоришь, а сейчас... позволь показать тебе, каково это - быть "любовником смерти".
Хватаю за резинку боксеров и дёргаю вниз. Кай вскрикивает. Да, можешь кричать сколько влезет. Есть у меня один минус в постели я ненасытен и не терплю сопротивления, подавляя его жестоко.
А ты совсем не возбужден. Ничего, это мы исправим. Лежишь, глаза зажмурил, губы сжал.
- Открой глаза! - не говорю, рычу.
Мотаешь головой, глаза открывать явно не собираешься. Ох, и напрасно.
- Я сказал открой! - медленно цежу слова, но реакции ноль.
Больше я себя сдерживать не буду, хватит! Ты на условия согласился, после сам меня завёл, теперь терпи.
Приподнимаюсь на постели, перехватываю Кая поперёк груди и переворачиваю на спину, упирается, но мне это не мешает, скорее, только ещё больше злит.
Дёрнув за бёдра, ставлю его на колени, попутно расставляя их в стороны, вид, надо признать, потрясающий, любовался бы часами, но это ещё успеется.
Провожу средним пальцем между ягодиц, слегка нажимая. Похоже, ты у нас девственник, отлично.
Воспользовавшись моей невнимательностью, пытаешься взбрыкнуть и скинуть меня, но твой манёвр не удался.
Подаюсь вперёд и без подготовки толкаюсь в тебя сразу на всю длину. Кричишь так, что в ушах звенит.
- Правило первое: не сопротивляться и выполнять всё, что я скажу!
Начинаю двигаться, постепенно ускоряя темп. Удовольствия, конечно, ты не испытываешь, да это и понятно, учитывая, что я тебя грубо насилую.
Крик перешел в тихий стон, сил кричать у тебя уже нет, да и голос явно сорвал.
Я же продолжаю двигаться, чувствуя приближающийся оргазм, который накрывает меня сладкой волной.
Кончив, переворачиваю тебя на спину. Морщишься, тебе больно, я же начинаю тебя ласкать. Сперва целую шею, постепенно спускаюсь поцелуями к ключицам, от них скольжу к соскам, целую их по очереди, облизываю, посасываю. Ты пытаешься сдержать стоны, кусаешь и так в кровь искусанные губы, из глаз текут слёзы. Вот сейчас ты себя можешь с чистой совестью ненавидеть, ведь твоё тело оживает под моими руками, ты возбуждаешься и как ни стараешься, а стоны, нет-нет, да срываются с твоих губ.
- Ты восхитителен, хочу ещё.
Раздвигаю твои ноги. В ужасе распахиваешь глаза, руками упираешься мне в грудь.
- Нет! Не надо, я не могу, мне больно.
- Нет, ещё рано останавливаться.
Отвожу твои руки, приподнимаю твои бёдра и вхожу снова. Второй раз намного легче двигаться. На твоих бедрах кровь, но это всё мелочи, заживёт, и только от тебя зависит, какими будут наши следующие ночи.
Двигаюсь в тебе плавно, но ты всё равно морщишься, но больше не вырываешься. Умница, похоже, первое правило усвоил.
- Правило второе: когда хватит, решаю я!
Второй оргазм был ещё прекрасней. Что же, пора подумать и о тебе.
Глажу рукой твою щеку и нежно целую в губы, языком веду дорожку от губ до пупка всё ниже. Ты не сильно, но всё же возбуждён, неужели и тебе хоть чуть-чуть понравилось? Сейчас всё моё внимание сосредоточено на тебе. Начинаю ласкать твой член губами, то целую, то облизываю, беру его в рот и начинаю скользить вверх-вниз, а ты вцепился рукой мне в волосы, но зачем, похоже, сам не знаешь. То дергаешь, то прижимаешь мою голову к себе ближе. Ты возбуждаешься все сильней, правда, надолго тебя не хватило. Кончая, ты потрясающе выгибаешься и вскрикиваешь. Ты доставил мне сегодня массу удовольствия.
А теперь спи...


Часть 4
Вопреки моим ожиданиям, наутро Кай не истерил, не ругался, он вел себя так, будто только он один виноват в произошедшем. Я, конечно, не буду отрицать, его вина тоже есть, но её часть незначительна.
Люди - существа эмоциональные, вспыльчивые.
Кай во многом может служить примером для других, он много вынес, и то, что он сохранил душевную чистоту, поражает.
Он с двойным усердием принялся искать работу. Но с незаконченным образованием это нелегко, особенно, если ты хочешь получить хорошую должность и достойную зарплату. Но, как известно, ищущий найдет. После того, как он обошел сотню офисов, ему улыбнулась удача. В довольно большой кампании освободилось место заместителя начальника отдела кадров. Должность не совсем по специальности Кая, но зарплата устраивала полностью.
Потребовалось все красноречие и напористость, но он смог убедить президента кампании, что достойно справится с работой. Уруха, а именно так звали президента, был доволен целеустремленностью парня и взял его на работу.
Кай был счастлив. Придя домой, он как заведенный повторял, что его взяли.
- Аой, взяли меня, взяли! Я просто не верю!
И так несколько часов подряд.
Вернув документы в университет, Кай вновь принялся за учебу. Днём работал в офисе, вечер проводил в университете и несколько раз в неделю ходил на подработку в кафе. Он уставал, ему было тяжело, но он не жаловался и шел вперед, он упорно шел к своей цели, и, думаю, ничто не смогло бы его заставить свернуть с пути.
Его упорство и трудолюбие очень скоро были замечены, и его карьера пошла в гору. Начальник был человеком дальновидным и сумел разглядеть способности Кая.
Наткнувшись однажды на Кая в кафе, начальник был удивлён и на следующий день вызвал его в кабинет.
- Зачем ты работаешь в кафе?
- Вы же знаете, что я учусь. Учёба требует много средств, а потому я вынужден подрабатывать, но это только на время учёбы. На моей работе в офисе это не скажется.
- Мне не нужно, чтобы сотрудники падали от усталости.
- Но ничего подобного не было.
- Пока не было, ещё не вечер. В общем так, у меня есть для тебя предложение. Ты бросаешь подработку, а я даю тебе кредит для оплаты учебы и буду удерживать с твоей зарплаты ежемесячно по тридцать процентов. Как тебе такой вариант?
Звучит это, конечно, заманчиво, но соглашаться на такое Кай боялся. Слишком свежи в памяти все те инциденты, что имели место в прошлом.
Уруха посоветовал подумать и не торопиться с решением.
Вернувшись домой, Кай был тих, как никогда, но на мои расспросы все рассказал.
Я заверил его, что бояться ему нечего и плохих намерений мужчина не имеет. У него вообще на редкость чистая для бизнесмена душа.
Кай принял это предложение и с подработки ушел, чему я был рад не меньше самого Кая. Если бы я мог ему помочь, я бы помог, но дать деньги или недвижимость я не мог. Я смерть, в конце концов, а не добрая фея, но свою лепту я вносил: варил по утрам кофе и готовил ужины к возвращению Кая. Если братья узнают, то засмеют. Наши совместные вечера как-то сами собой стали естественной вещью. Мы часто гуляли по паркам и могли беседовать на любые темы.
- А каково это, быть смертью?
- С чего такие вопросы?
- Просто интересно. Раскажи о себе, а то как-то так получается, что ты обо мне знаешь всё, а я о тебе мало.
Что ж, думаю, справедливо. Всё, не всё, но кое-что рассказать вполне можно.
- Даже не знаю, с чего начать. У меня есть два брата. Старший брат отвечает за убийства и несчастные случаи, и есть младший, он отвечает за естественную смерть от старости или болезни.
Мы живем все вместе в одном доме, нас нельзя разделить, мы словно одно целое.
Кай с интересом слушал меня.
- На планете нет места, где б я не побывал, впрочем, как и мои братья. Существуем мы столько же, сколько существует жизнь. Мы всегда идем с ней рука об руку, как радость и горе.
Кай задумчиво бредёт рядом, глядя себе под ноги.
- Знаешь, я ведь никогда не думал, что с моей семьёй случится такая трагедия. Мы с моим братом были очень близки, у нас не было друг от друга секретов, он был улыбчивым и добрым мальчиком, а моя мать была нежной и заботливой, более ласкового человека трудно представить. Отец был заботливый и сильный, учил нас, что в жизни главное - не потерять себя. Счастливая семья, идиллия, что так легко разрушилась по вине пьяного отморозка. Я был в таком состоянии, что не понимал, что вокруг происходит. Только похоронили брата, как тут же хороним маму, а за ней отца. Я не виню их, что они так поступили. Ты знаешь, что я и сам собирался.
Я остался один, мне было плохо, но приехали заботливые родственники, что окружили сироту заботой, подсунули бумаги, и я подписал. Я просто не в состоянии был вчитываться. Мне сказали, что это так, пустяк. Также лишили дома, откуда практически сразу выкинули. Ты знаешь куда. Придя немного в себя, я осознал масштаб своей невнимательности. На могиле родителей и брата я поклялся, что верну фирму отца и любимый дом матери.
Я привязался к Каю. Пожалуй, я побоялся бы признаться даже себе в мыслях, что испытываю к нему очень сильные чувства. Кай смотрел на меня глазами, в которых легко читалось его нежное чувство ко мне. Пожалуй, этот вечер перевернул всё в нас.
Кай давно спит, тесно прижавшись ко мне в те ночи, когда я могу быть рядом, и как грустят его глаза, когда я ухожу.

Получив диплом об окончании университета, Кай получил повышение. Теперь он заместитель президента кампании.
Кай с особым вниманием относился к проектам, на которые претендовала кампания "Уке-групп". Это не могло укрыться от зоркого глаза начальника, который заметил, с каким упорством Кай топит конкурентов.
Вызвав Кая в кабинет, он решил узнать, в чем причина.
- Кай, я заметил твой особый интерес к "Уке-групп". С чего ты так на них накинулся? Я, конечно, и сам на дух не переношу нынешнего главу, но ты, я смотрю, его просто ненавидишь.
- Кампания "Уке-групп" принадлежала моей семье. После смерти отца, воспользовавшись моментом, у меня ее украли, и я поклялся, что верну компанию семьи.
Уруха сидел, как громом пораженный.
- Я знал твоего отца. Достойный был человек, прими мои соболезнования.
- Спасибо, мне приятно слышать такие слова о нём.
- А вот дядя твой подонок. Ты прости, конечно, но это так. Послушай, а если я помогу тебе вернуть кампанию? Мы объединим две кампании вместе, сохранив в память о твоём отце название "Уке-групп", а ты станешь полноправным совладельцем.
Кай уже привык к доброте Урухи, но такого подарка судьбы не ждал.
Он ликовал, был счастлив, как никогда. Я молчу, как от этого было хорошо мне. Кай проявил такое рвение, что в этот раз мне пришлось спасаться бегством от его домогательств, а он ещё возмущался, что я договор нарушаю и ущемляю его права на долгий потрясающий секс.
Он бы ещё судом пригрозил за невыполнение супружеского долга.
Куда катится мир... Смерть от парня по квартире бегает, а тот гоняется с пошлыми угрозами, что он со мной сделает, когда поймает.


Часть 5
Кай усиленно взялся за доведение кампании "Уке-групп" до грани банкротства.
Его старания весьма быстро стали приносить результаты. Видя их плачевное состояние, им опасались доверять проекты.
А гордость и, прямо скажем, глупость нынешнего президента довершали дело, играя Каю на руку.
Это тонкая игра, когда надо успеть удержать кампанию от полного краха, когда кредиторы готовы на всё, лишь бы вернуть свои деньги. Именно в такой момент и нужно действовать.
Уруха, как президент кампании "Такашима-групп", пожелал выкупить кампанию, которую ему с радостью продали, радуясь возвращённым деньгам, но в душе удивляясь, зачем ему понадобилась эта разорённая кампания.
Ему задавали подобные вопросы не раз и не два, но ответ всегда был один - расширение бизнеса.
А так как родственников Кая, кроме бизнеса, в городе ничто не держало, они решили уехать, а дом выставили на продажу.
Пришло и моё время помочь Каю.
Под видом заинтересованного клиента я осмотрел дом. Для виду поломавшись пару минут, осчастливил хозяев решением, что дом я куплю.
Оформление бумаг не заняло много времени, и через неделю Кай переступил порог родного дома. Он шел к этому моменту более двух лет.
- Теперь ты счастлив? - может, вопрос не совсем верно сформулирован, но суть передаёт прекрасно.
- Да. Знаешь, впервые за эти два года у меня на душе спокойно и светло. Я не мог не думать о том, что фирма моего отца обрастает сплетнями и дурной репутацией из-за дяди, а в этом доме на правах хозяйки распоряжается алчная тётка. Счастлив я. Да, Аой, я счастлив.

- Ну что, Кай, поздравляю тебя. С этого момента мы полноправные компаньоны, - последние подписи поставлены и скреплены крепким рукопожатием.
Отметить столь значимое событие было решено в ближайшем к офису баре.
Алкоголь лился рекой, позади остались месяцы кропотливой работы, и вот он, счастливый момент триумфа.
- Без вас с Аоем это было бы невозможно.
- Слушай, я всё хотел спросить, знаешь, вы не выглядите просто друзьями, да и парой как-то тоже. Ты не подумай, я не пытаюсь влезть в ваши отношения, - Уруха сам был не рад, что начал такой щекотливый разговор, он не знал, как Кай на это отреагирует.
Грустный вздох вывел Уруху из раздумий.
- Всё так сложно на самом деле, но я абсолютно уверен, что люблю Аоя, и уже довольно давно, но... вот он. Я не знаю, что чувствует Аой...
- Подожди, прости, что перебиваю. А что, Аой он не знает о твоих чувствах?
Кай покачал головой.
- Нет, не знает.
- Но почему? Насколько я успел узнать, он парень неплохой, и сомневаюсь, что он был бы рядом, ничего к тебе не чувствуя. Знаешь, по-моему, ты напрасно себя накручиваешь, уверен, что вам нужно поговорить.
- Увы, Уруха, всей правды ты не знаешь, но есть то, что я не могу тебе рассказать.
- Так, ладно, ты моё мнение знаешь, а как поступать - дело твоё, и, вообще, хватит грустить! По-моему, у нас есть законный повод отметить!
- Не спорю, давай отметим это событие как полагается.
- Так, давай звони Аою, пускай приезжает.
- Аой... он, ну он вроде как в командировке.
Ну да, глянул бы я, что он ему про мою командировку рассказал бы, если бы Уруха вздумал расспросить его поподробней.
- По делам фирмы?
- Ну да, типа того, - Кай поспешно схватил бокал.
- Ладно, не маленькие, сами разберётесь.
Больше на серьезные темы разговор не заходил.
И если Уруха просто расслаблялся, то Кай по большему счёту заливал свои сомнения и тревоги.
Вышли ребята из бара в районе трёх часов ночи.
- О, такси! Давай, Кай, садись.
- Не, Уру, я пешком.
- Какой пешком! Ты так далеко не уйдёшь, - заржал Уруха.
- Да я за этим парком живу, сейчас по прямой минут за десять дойду, погода хорошая, настроение отличное, чего в машине париться? Нет, я лучше так.
- Ну не знаю... ты точно уверен? Может, всё же лучше такси?
- Уверен. Всё, я пошел.
Парк действительно очень спокойный, и никаких криминальных инцидентов с ним связано не было. Обычно можно было совершенно спокойно пройтись по нему в любое время суток.
Кай шел своим обычным маршрутом. Так он каждое утро ходил на работу и возвращался с неё. Он знал здесь каждую дорожку и сколько по центральной аллее расставлено скамеек.
Здесь часто можно было встретить неспешно гуляющие парочки, а потому смех и гам, что расслышал впереди Кай, не взволновали его и он совершенно спокойно продолжил путь без каких-либо тревожных мыслей.
Вскоре он разглядел несколько скамеек, на которых сидела группа парней. Они смеялись и громко разговаривали.
Когда Кай поравнялся с парнями, его остановили вопросом.
- Не угостишь сигареткой?
- Простите, не курю.
- Какая жалость, но мы в принципе не гордые, можем и деньгами взять.
- У меня нет денег.
Несколько парней, поднявшись, подошли к Каю.
- А если поискать?
Кай начал не спеша отступать, правда, ноги от выпитого всё же не слишком хорошо его слушались.
- Ты что, оглох? Тогда давай телефон, хотя можешь сразу всё из карманов выгребать.
- У меня ничего нет, это правда.
Гул голосов выражал недовольство и явное недоверие его словам.
- Так, парни, держите его. Сейчас проверим, врешь ты или нет, и для тебя лучше, если мы найдём деньги, а то, знаешь ли, мы не любим такие обломы.
Двое парней, что находились ближе всех, вцепились Каю в руки, третий обшарил карманы.
- В натуре ничего нет! Ну ты, урод, попал! Я же сказал, не любим обломы!
В его руке блеснула сталь ножа. Кай не успел осознать происходящее, алкоголь притуплял не только страх, но и реакцию. Взмах руки, обжигающая боль, и на асфальт оседает никем уже не удерживаемое тело.
- Придурок, нахрена ты его ножом!
- А ты имеешь что-то против? А то я могу обеспечить тебя ему в компанию, хочешь?
Говоривший испуганно попятился, мотая головой.
- Нет-нет, не хочу, извини.
- Так-то лучше. Валим отсюда!
И компания направилась прочь, смеясь и обсуждая планы на остаток ночи.
Кай лежал на асфальте, зажимая дрожащими руками рану на животе. Руки его заливала горячая кровь, он не мог пошевелиться, не мог позвать на помощь. Он чувствовал, как с каждой потерянной каплей крови всё больше слабеет, как опускаются веки, но бороться с этим у него не было сил.
Он не услышал приближение шагов патрульных полицейских, которые, обходя ночью парк, наткнулись на его еле дыщащее тело.
Дальше закрутилось. Полицейские вызвали реанимацию, которая в кратчайшие сроки доставила пострадавшего в больницу.
Врачи, повидавшие на своём веку многое, сразу оценили масштаб опасности, а потому его спешно доставили в операционную.
Молодые медсестрички охали и ахали, провожая каталку взглядами.
- Бедняга, как ему досталось. Такой красивый и молодой, как думаешь, выживет?
- Не знаю, но врач сказал, что шансов почти нет.
- Ох, как жалко.
Они не обратили внимания на двух парней, вошедших в клинику, казалась, их не волновала царящая вокруг суета.
Молодые люди целеустремленно шли по коридору и остановились у дверей, над которыми вспыхнула яркая надпись, гласившая, что операция началась. Тот, что повыше, прислонился спиной к стене прямо напротив операционной, второй, ниже ростом, уселся на стул и, достав из кармана плеер, вставил в уши наушники.
Они не смотрели друг на друга и не разговаривали.
Их удел - ожидание...



Продолжение...


@темы: " Мои фанфики"