01:16 

Sonne86
Автор: emilija
Фанфик: «Февраль-радость»
Автор: emilija
Фэндом: The GazettE, Dir en Grey
Персонажи: Дай/Ютака
Рейтинг: G
Жанры: Романтика, Драма, Ангст
Предупреждение: Смерть персонажа
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: Закончен



Описание: - Псих! Чертов псих! И как меня угораздило так вляпаться?!
Всю дорогу до дома Дай нервно курил, ни на секунду не выпуская сигарету из нервно подрагивающих пальцев.



Дай/ Кай


- Псих! Чертов псих! И как меня угораздило так вляпаться?!
Всю дорогу до дома Дай нервно курил, ни на секунду не выпуская сигарету из нервно подрагивающих пальцев. Он даже не обращал внимания на то, что произносит слова вслух. Просто этот чертов день начался со скандала и закончится, скорей всего, им же.

А что, собственно, случилось? Ничего! Просто порой те, кто нас любит, бывают слишком требовательны.
Вот и возлюбленный Дайске относился к этой категории людей: он любил Дая безумно, это видели все те, кто входил в круг приближенных этой пары. И Дай отвечал полной взаимностью. Его нельзя было упрекнуть в потребительском отношение к Каю или в равнодушии. Кай всегда был таким: чересчур заботливым, чересчур внимательным, чересчур требовательным. Он не знал полумер. И если любил, то любил так, что порой душил своей любовью. Кай был готов на все ради Дая, а поэтому требовал того же и от него.
И вот тут заключалась проблема, из-за которой и случались постоянные скандалы.
Кай желал каждую свободную минуту проводить вместе: если куда-то идти, то только вдвоем. При этом пойти с Дайске, к примеру, в тот же бар категорически отказывался.
Многих его друзей Кай на дух не переносил, а те, в свою очередь, как говорится, "отвечали взаимностью".
Редкие и оттого столь долгожданные выходные Дай всегда тщательно планировал, желая получить от них удовольствие по максимуму.



В этот раз Кай хотел провести весь день дома исключительно вдвоем, и, по его мнению, Дай должен был наплевать на все свои договоренности и остаться с ним. Дайске, который уже порядком устал от подобного рода давления, пошел на принцип и, как упрямый осел, затеял абсолютно бесполезный (а зная своего любовника - изначально бесперспективный) спор. Все это в результате вылилось в очередную - ни больше, ни меньше "смертельную" - обиду Кая, поскольку благоверный, если хотел получить желаемое, обычно не гнушался ничем. Ласка, заискивание, уговоры - все шло в ход, а если этот перечень не приносил должного эффекта, то на Дая обрушивался град упреков и обвинений, даже взгляд таил немой укор.
Несмотря на утреннюю перебранку, Дай все-таки уехал по своим делам, он, конечно, испытывал угрызения совести, но старательно отгонял все неприятные мысли прочь. Принцип есть принцип, надо идти до конца.
Спустя пару часов Дай решился позвонить чересчур обидчивому Каю, но тот, видимо все еще не желая разговаривать, предусмотрительно выключил телефон.
- Словно я не с парнем живу, а с девицей истеричной! А раз так - пусть дуется в одиночестве, - справедливо рассудил Дайске, а потому задержался даже дольше, чем планировал.

Вернувшись домой только в двенадцатом часу, он, выйдя из машины, с удивлением обнаружил абсолютно темные окна их квартиры. Лечь так рано драммер не мог по определению, он всегда ждал возвращения нерадивого возлюбленного, чтобы в очередной раз дать понять, как на него обижены. Кай будет ходить по квартире, упорно игнорируя все попытки Дайске к примирению, которому было стыдно за все переживания Кая, и каждый раз он вновь и вновь обещал себе, что не станет так расстраивать любимого. Но стоит спору начаться, как все данные ранее обещания летят коту под хвост.

Решив на всякий случай проверить квартиру, Дай поднялся наверх. Открыв дверь и пройдя все комнаты, он обреченно вздохнул - Кая не было. Зная, что тот не будет шляться по барам и клубам, Дай отправился в единственное место, где тот мог быть - к нему домой. Всю дорогу до дома Кая, Дайске репетировал проникновенную речь, что должна была растопить сердце гордого драммера.

Ночной город радовал свободными дорогами, и Дай уже предвкушал скорую встречу, как внезапно впереди увидел небольшой затор, сопровождающийся перекрытием трех из пяти полос магистрали. Двум другим пришлось принять на себя всю - хорошо, что небольшую в этот час - нагрузку.
Он, конечно, видел аварии, но такой - никогда. Стоило ему поравняться с полицейскими машинами, как его взору предстала жуткая картина. Перевернутая фура лежала на боку, именно она своим корпусом перекрыла две полосы из трех огороженных.
Невольно останавливаясь, Дай рассматривал то, что далеко не сразу смог разглядеть. Фура была не единственной пострадавшей машиной. Между ограждением трассы и грузовиком явственно виднелась красная легковушка, что была буквально в лепешку сжата между фурой и бетонным ограждением.
Неприятный холодок пробежался по позвоночнику от осознания того факта, что у тех, кто был в легковушке, шансов выжить не было практически никаких.

- Ничего себе! Да, не повезло водителю, - услышал Дайске голос одного из зевак, что стояли недалеко от его машины.
- Да, тело еле достали, жалко парня, он даже не успел ничего сделать.
- Что ж тут сделаешь? Куда деваться?
- И то правда, - сокрушенно качал головой собеседник.

Дай сам не знал, зачем вышел из машины и подошел к ограждению, выставленному полицией. Он просто стоял, пораженно рассматривая покореженный металл, что некогда был машиной.

- Инспектор... тут это... вот... я у Тойоты на асфальте нашел.
Дайске, как в бредовом сне, перевел взгляд на руку полицейского, и его словно током прошибло. Он, не мигая, смотрел на маленький изящный кулон на серебряной цепочке, и словно сквозь туман в голову просачивались вспоминания, как точно такой он сам лично застегивал на шее Ютаки.

***Два года назад***

- Закрой глаза.
Кай удивленно смотрит на Дайске, но глаза всё-таки закрывает.
Дай, обойдя парня, аккуратно достаёт из кармана тонкую серебряную цепочку с небольшим кулоном и, подавшись немного вперед, застегивает подвеску на шее возлюбленного.
И едва украшение коснулось груди, а замочек закрылся, как Кай распахивает глаза и дрожащей рукой касается кулона.
- С днем рождения... Кай.
Ютака, даже не рассматривая украшение, благодарно обнимает Дайске.
- Спасибо, - шепчет у самых губ.
- Ты даже не посмотрел на него, а уже благодаришь, может тебе не понравится.
Кай тихо смеётся, после чего, немного отстранившись, качает головой.
- Это же от тебя, а значит - самое красивое, и не может мне не понравиться, - нежно улыбается юноша.


*** Наши дни***


- Положи в мешок для вещдоков, потом родным парня передадим.
Голос инспектора вновь возвращает Дая в страшную реальность, но подсознание упорно ищет оправдания и объяснения, отдаляющие осознание происходящего.
Он все еще не видит номер машины, его вообще не удается найти взглядом. Машина - красная Тойота - как у Ютаки, но ведь таких полно на дорогах Токио, - спорит с разумом сердце.
Машин много, это - да, но вот кулон... кулон особенный. Найти такой же в Японии просто невозможно! А все потому, что куплен он в антикварном магазине в Вене, и судя по клейму мастера, кулону этому больше ста лет, и отыскать второй такой - почти невыполнимая задача.
Дайске смотрит на кулон и вспоминает старого антиквара, что рассказывал ему историю этого необычного украшения. Оно, по легенде, спасло молодую хозяйку от свидания с острым лезвием мадам Гильотины. Девушку спасло, а его Кая - нет!

Мужчина застывшим взглядом следит, как подвеска с тихим шорохом скользит в мешок, после чего полицейский закрывает его и уносит в патрульную машину. А Дай так и стоит, он не может даже пошевелиться. Его разум в смятении, и так хочется взять телефон, набрать давно заученный номер и, подождав пару длинных гудков, услышать любимый голос, что попросит возвращаться домой поскорее.

Потеряв интерес к происходящему, любопытные зеваки постепенно расходятся по своим автомобилям, и только Дай остается стоять, он даже не сразу слышит голос полицейского, что пытается его дозваться:
- Парень! Эй, ты чего встал? Езжай домой, не на что тут смотреть, ну что за люди! Тут горе, а им лишь бы поглазеть.
Дай слышит слова, но смысл ускользает от него. А страж порядка уже теряет терпение.
- Я тебя сейчас арестую и посажу на сутки в камеру, если ты не уберешься!
От громкого голоса Дай вздрагивает и переводит взгляд на злого, как черт, полицейского.
- Ну наконец-то очнулся! Может, ты под дурью? Так я тебя тогда надолго упеку!
Стоящий в паре метров от них инспектор какое-то время задумчиво наблюдает за застывшим парнем, а потом резко приближается и отсылает перенервничавшего стража порядка, а сам, глядя на красную Тойоту, говорит:
- У Вас какая-то странная реакция.
- Странная? - переспрашивает Дай.
- Да, как будто Вам не все равно.
Дай молча кивает, конечно, ему не все равно.
- Вам знаком автомобиль?
- Да, - с трудом выталкивает каждое слово.
- Что-то еще?
- Украшение, я его подарил... где он?
- Погибший? - от этого слова Дая словно током бьёт.
- Да, где он?
- Тело в морге. Если Вы его хорошо знали, то, возможно, поможете его опознать.
- Морг? Ютака - в морге?
- Ютака, значит? Соболезную.

Дайске не хочет уезжать, он не может смотреть в глаза инспектору, ведь кто, как не этот человек, привык видеть шок и отчаянье в глазах тех, кому не все равно. А Дай не хотел соболезнований, он хотел, чтобы его Кай солнечно улыбался, а то, что он видит сейчас, было только страшным сном, кошмаром, от которого он проснется в теплых объятиях любимого.

***

Дай долго готовится, чтобы войти. Но что-то постоянно его останавливает... Он задыхается, а ноги норовят подвести.
- Ну, что? Вы готовы? - утвердительно кивнув, собирается переступить порог комнаты для опознания, когда внезапно оживший телефон начинает разрываться веселой мелодией, что так не вяжется с тишиной и мрачностью этого места.
- Ответьте, спешить некуда.
Машинально кивнув, достает телефон. Как он сможет ответить, он не представляет, поскольку язык совсем не хочет ему подчиняться. Нажав, не глядя, на соединение, подносит трубку к уху.
Несколько секунд тишины... и...
- Дай... у меня машину угнали, забери меня, пожалуйста, домой, я замерз и есть хочу, - несчастно шепчет в трубку Кай, зябко ежась на холоде и жалея, что разругался с любимым.
Дайске сжимает телефон так, что белеют костяшки пальцев, и еле произносит:
- Кай? - на большее он просто не способен.
- Да, я хотел домой уехать, по пути притормозил у киоска, вышел, а машины нет, - всхлипывает расстроенный Кай.
От внезапно нахлынувшего облегчения Дай выронил телефон, все его тело трясло крупной дрожью, а взгляд невольно замер на двери в комнату, куда ему, к счастью, теперь не придется заходить.
Заинтригованный следователь поднимает аппарат с пола и, глядя на Дайске, подносит трубку к уху.
- Ютака-сан?
- Да, а Вы кто?
- С днем рождения, Ютака-сан!

***

Дай аккуратно гладит Кая по растрепанным волосам.
- А как кулон в машине оказался?
Кай немного хмурится, вспоминая.
- Я так зол на тебя был, что, сев в машину, сорвал его с шеи и бросил на сиденье рядом. Просто, понимаешь, он мне мешал страшно, все время царапал, давил, и за все цеплялся! Я прямо ехать нормально не мог, так разнервничался, что не выдержал и пошел за сигаретами. Ну, дальше ты знаешь: машину угнали, а подвеска осталась там.

А кулон и вправду великолепный, за такой никаких денег не жалко, ведь он спас самого дорогого для Дая человека. Вот так украшение! Три спасенные жизни - это ведь немало!
Поделиться…



@темы: " Мои фанфики"

URL
   

Sonne86

главная