20:40 

Sonne86
Автор: emilija
Фанфик: «Ты меня не любишь!» Продолжение!
Автор: emilija
Бета: misima-san, Dancing in the light
Фэндомы: The GazettE, Dir en Grey
Персонажи: Аой/Руки, Дай/Кё, Уруха, Рейта, Кай
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, юмор, повседневность, стёб
Предупреждение: Нецензурная лексика
Размер: Мини, 33 страницы
Кол-во частей: 10
Статус: Закончен



Описание: Туфли? Женские? Красные? 46-ой размер?



Часть 6:

Руки, с нарастающим беспокойством слушал вошедшего в раж дизайнера, все перечисленные навороты Аой не заказывал, но, как остановить разбушевавшуюся фантазию Кё, парень не знал.
Впрочем, делать ему ничего не пришлось, вовремя подоспевший Дай очень ловко переключил внимание Кё на себя, а точнее, вылил тому на голову невесть откуда взятый стакан воды.
Кё замолчал, после чего, насупившись, развернулся к Даю.
- Ты что? За что?
Кё стоял перед Даем с несчастным выражением лица, с волос стекали капельки воды.
- Умерь пыл, гений, куда тебя понесло? Тебе же сказали, что нужно клиенту, а свои фантазии оставь при себе, лучше глянь на парня- у него вид, будто он сейчас без чувств хлопнется.
Забыв о своих обидах Кё повернулся к клиенту.
- Значит, без музыки? - жалостливый взгляд.
- Да, Кё, без музыки!
- И без свечения? - обречённый вздох.
- Точно!
- Но, может, можно...хотя бы...
- Нет, Кё, не стоит.
Дай знал, насколько может разгуляться фантазия Кё, а потому безжалостно отметал все попытки снабдить заказ дополнительными наворотами.
Обречённо вздохнув, Кё поплёлся к столу.
- Ну вот и отлично, - наконец-то расслабился Дай.
- А когда мне зайти... ну...за заказом.
- Я бы вам советовал здесь остаться и присмотреть за процессом, а то, ведь, его всё равно может занести, и будет ваш заказ тогда не только светиться и петь, но и ещё что похлеще делать.
Побледнев, Руки осмелился спросить.
- Что?
Дай, наклонившись к клиенту, низким замогильныим голосом прошептал.
- Всё, что угодно...
И, засмеявшись, вышел из мастерской.

Руки, будучи творческим человеком, конечно знал, как тяжело ребятам сносить его закидоны, но, если в такие моменты терпели его, то, сейчас, сам певец был вынужден испытать все эти прелести на своей шкуре.
Кё носился по всей мастерской, постоянно что-то роняя и обо что-то спотыкаясь, и Руки не знал, где встать, или, где сесть, чтобы не мешать, но всё равно получал недовольные взгляды, а иногда и шипение.
Пару раз он пытался заглянуть за плечо мастера, но, после второй встречи его глаза и локтя дизайнера, плюнул на это дело.

Кё не останавливался ни на минуту, превращая, изначально обычный фаллоимитатор, в нечто неописуемое: разводил и мешал краски, постоянно чем-то скрипел и щёлкал и всё время что-то бормотал себе под нос.
Не проходило и получаса, чтобы Кё не подскакивал к Руки и с горящими глазами не предлагал очередного наворота.
Певец только вежливо отказывался, на что получал недовольное, но молчаливое сопение.
Примерно в три часа ночи Руки вырубился, заснув на том самом диване в углу мастерской.
А потому, он не слышал трели своего телефона, а вот, если бы услышал, его губы растянулись бы в довольной улыбке, ведь названивал тот, благодаря кому Руки сегодня оказался в этой самой мастерской.

POV AOI

Приехав домой, Аой все же решил сжалиться над мелкой шавкой и не выставлять её на балкон, а потому, просто запер псину в ванной комнате, а сам устроился на диване, обложившись пивом и чипсами и врубив телик.
Но, как не странно, ему явно чего то не хватало, было даже как то скучно без вечного ворчания Руки рядом, ведь, какой бы фильм Аой не выбрал, мелкий всегда заранее начинал критиковать Аоя, за полнейшее отсутствие вкуса.
Посмотрев два фильма и раздраженно вырубив телик, гитарист откинулся на диване и глянул на часы.
2 часа ночи, а Руки всё нет.
- Ну, и где его носит?
Сделав примерно с десяток звонков, но так и не дозвонившись, Аой запаниковал.
Не зная что делать, он нарезал круги по гостиной, а ещё и Корон подливал масла в огонь, беспрерывно скуля. Разгулявшаяся фантазия рисовала страшные картины: как бедный и несчастный маленький Руки наткнулся на маньяка или на банду напившихся отморозков.
Извёвшись до крайности, Аой кинулся одеваться. Перед самым выходом из квартиры, он вспомнил про Корона, решив использовать его в качестве ищейки. Выпустив псину из ванной и прицепив поводок, он кинулся на поиски Руки и, выйдя из подъезда, опустил Корона на землю, приказав:
- Так, псина, давай докажи, что ты собака, ищи своего хозяина!
Корон уселся у ног Аоя и с интересом смотрел на него, свесив язык.
- Ну что ты уставился, ищи давай, блоховоз!
Аой всё больше волновался, картинка с растерзанным и грязным Руки не выходила из головы.
Куда идти и где искать парень точно не знал, но, сев в машину, решил отправиться туда, где оставил малыша.

Добравшись до места, Аой опять попытался дозваться до собачьей совести.
- Так, Корон, давай, вперёд, я в тебя верю!
Корон навострил уши и резво кинулся вперёд, и Аой поспешил за ним.
Плутая по улицам и подворотням, Аой выглядывал мелкого, и, носясь по улицам примерно с час, Корон привёл его в какой то совсем незнакомый двор и кинулся к неспешно гуляющей бабуле с такой же мелкой шавкой.
Заподозрив неладное, Аой перешел на шаг и уже спокойно подошел к бабуле.
- Какой у вас славный песик, тоже вас среди ночи поднял? Ох, нету сладу с этими животными, а у вас кто?
- Мальчик, - буркнул Аой и потащил Корона прочь.
- Ну ты... и кобелина! - ворчал Аой, волоча упирающегося пса за собой.
- Нет чтобы хозяина искать, он по сучкам бегает, - подхватив собаку на руки, упрекал Аой, а пес, в свою очередь, молча упрекал Аоя в обломавшемся свидании с миленькой сучкой.
Всю ночь Аой слонялся по ночным улицам, тщетно пытаясь дозвониться до своей пропажи.
Решив, что надо принимать более решительные действия, Аой поехал на базу, решив покаяться парням в том, как он, на ночь глядя выгнал Руки на поиски... вот только рассказывать им, на поиски чего именно, пожалуй не стоило, но, он искренне был уверен, что рассудительный Кай, как всегда, найдёт способ разыскать Руки.
Прибыв на место, гитарист нервно помялся перед дверью, после чего уверенно толкнув дверь, вошел внутрь. Всё волнение как рукой сняло, все здесь, нет, абсолютно все! И мелкий гавнюк сидит и лыбится! Аой совсем забыл, что ещё пять минут назад умирал от страха за мелкую сволочь!

POV RUKI

Проснулся Руки от того, что его настойчиво трясли за плечо. Просыпаться совсем не хотелось, а потому, отмахнувшись, как он считал, от Аоя, проворчал.
- Аой, отстань я спать хочу, уйди, изверг...
Горячее дыхание опалило ухо вокалиста, после чего он услышал, как ему показалось, незнакомый голос.
- Вообще-то, я Кё.
От неожиданности, Руки подскочил так резво, что неуспевший отскочить Кё, проверил прочность своего черепа, а заодно и прочность черепа клиента-
от столкновения, у обоих в глазах замелькали звездочки.
Кё, наконец, отпрянув в сторону, потирал болящий лоб, ту же процедуру проводил и сидящий на диване Руки. Спустя пять минут, когда первый шок прошел, а с ним и боль, Руки врубился, где он находится.
- Я... это... закончил, - прохныкал Кё и помчался к всё ещё спящему в квартире над магазином Даю, чуя, что сейчас вполне может рассчитывать на внимание и ласку от него.
Оставшийся в мастерской Руки, подойдя к столу, с интересом и каким то недоверием рассматривал свой заказ.
- Так вот ты какой, северный олень, будет тебе, Аой, палочка-выручалочка, да не простая, а волшебная!
Взяв трофей, Руки поднялся наверх. Магазин встретил сонной тишиной и полутьмой, от чего предметы вокруг выглядели даже как то жутковато.
Направляясь в первый зал, Руки всё-таки не удержался и решил рассмотреть костюмчики поближе.
Один привлёк особое внимание, а посмотреть было на что: чёрная обтягивающая кожа штанов явно ничего не скрывала, а только подчёркивала, верх костюма был из такой же чёрной кожи, полоса шириной, примерно, пятнадцать сантиметров располагалась прямо под сосками, тонкие полоски кожи тянулись от штанов к груди, на концах полоски имели кольца, что крепились к соскам, на шею прилагался ошейник с цепью, которая свободно свисала вдоль тела, для рук щипованые напульсники.
Неожиданный голос Дая заставил певца нервно подскочить на месте и выронить из рук весьма интересный костюм; от осознания, что его словили здесь с костюмом в руках, Руки залился краской.
Видя растерянность клиента, Дай подошел и поднял костюмчик.
- У вас отличный вкус, на мой взгляд, это одна из самых удачных моделей Кё, будете брать?
Желание нарядить Аоя в такое было велико, а потому, плюнув на смущение, Руки кивнул.
За кассой сидел сонно потирающий глаза молодой паренёк, по всей видимости сменивший Дая на ночь.
Уже расплатившись за всё, Руки глянул на телефон: до репетиции ещё полчаса, но интерес Руки был вызван скорее не временем, а семнадцатью пропущенными звонками от Аоя.
Осознав, что тот, видимо, не спал всю ночь, волнуясь за него, Руки, гаденько улыбаясь, уже строил планы, как заставит Аоя одеть этот костюм.
Уйдя в свои мысли, Руки не сразу заметил протянутую Даем визитку магазина.
- Спасибо за покупку, заходите к нам ещё.
Пробормотав слова благодарности, Руки поспешил на репетицию, предвкушая встречу с взволнованным гитаристом.
Приехав за пять минут до начала и поприветствовав всех, певец уселся на диван. Парни впервые видели вокалиста с утра таким довольным.
- Руки, скажи, чтобы мы не мучились, что с тобой?
Уруха плюхнулся рядом с Руки.
- Просто настроение хорошее, вон, какая красота на улице.
- Где? - три головы повернулись к окну, за которым завывал ветер, а столбик термометра приводил теплолюбивых жителей Токио в ужас.
Изумлённо переглянувшись, парни решили больше Руки не трогать.
Распахнувшаяся дверь, явила собравшимся синего Аоя, неслабо припорошенного снегом с трясущимся на руках комком шерсти.

- Дай, ты куда пропал? Между прочим, я тебя жду!
Глядя в спину удаляющемуся покупателю, Дай крикнул.
- Уже иду, нетерпеливый ты мой!

Часть 7

POV AOI


Нет, ну вы только посмотрите, я, как ненормальный, всю ночь прочёсывал город, а этот мелкий засранец сидит весь такой счастливый и, с довольной улыбкой, смотрит на меня.
И, главное, сразу видно, что ночь он провёл в тепле и комфорте и даже выспался, не то что я! Весь в грязи оттого, что пару раз меня окатили грязью мимо проезжающие машины, когда от усталости и холода уже мало что соображал.
Стою и не могу даже слово сказать, зато Корон, учуяв хозяина, стал проворно вырываться, и, опустив пса на пол, я, на еле гнущихся ногах, поплёлся к дивану.

Кай справился с шоком первый, помог мне снять пальто, а, кажется, Уруха сунул мне в руки кружку с горячим кофе, Рейта, как настоящий друг, закутал меня в плед, припасённый в студии на случай ночёвки. От их суеты и причитаний Кая, разболелась голова, но, несмотря на это, желание придушить мелкую пакость не только не прошло, но даже прибавилось!
Сидит, пса на руки взял, ещё и возмущается!
- Бедный Корон, весь замёрз, где этот ирод тебя таскал?
Собачку ему жалко! А меня пожалеть? Или что, я не заслуживаю, шавка дороже!?
- А как насчёт того, что ирод сам весь замёрз? Тебя только этот блоховоз интересует, и кто это недоразумение собакой назвал, он только сучек искать умеет, на большее у него мозгов не хватает!
- Ты его что, всю ночь по морозу таскал?? Как ты мог, он же заболеет!
А эта пакость ещё и чихнула, словно подтверждая риск простуды.
- Вот, он уже чихает!

Это меня окончательно добило: вскочив с дивана, кидаюсь к Руки, а он за шавку испугался и затолкал её себе за спину, смешно, будто я её оттуда не достану. Впрочем, псина меня мало интересует, а вот хозяин- это совсем другое дело!
- Собачка замёрзла?
Шипя, нависаю над ним.
- А ты где всю ночь был? Почему на звонки не отвечал?
Я даже не сразу заметил, что в студии кроме нас никого уже нет, спорю, что всех выпроводил тактичный Кай.
А Руки с дивана вскочил, подбоченился.
- Где был, там уже нет, или, может, тебе напомнить, куда ты меня отправил и сам велел с пустыми руками не возвращаться?
И, юркнув за диван, вытащил оттуда пакет и мне протягивает.
- Вот, всё как ты просил и даже с небольшим презентом от меня.
А я на пакет смотрю, а внутрь заглядывать что-то страшно, где он эту хрень нашел, да ещё и с таким тюнингом?
Решив всё таки взглянуть, медленно открываю мешок и опускаю в него руку, на ощупь нахожу игрушку и неспеша достаю.

Я, конечно, когда это ляпнул, даже не представлял, как это может выглядеть в реальности, ну что сказать... вид такой, будто клиент дурдома заказал, вложив всю свою больную фантазию, мда... угораздило же меня такое ляпнуть.
А Руки руки на груди сложил и лыбится.
Я же, вспомнив о том, что там меня ещё и подарок ждёт, снова сунулся в пакет, но мелкий ловко вырвал пакет из моих ещё не до конца согревшихся рук.
- А вот подарок, ты увидишь дома, потерпи, оно того стоит.
Что же там такое, что Руки не хочет раскрывать сюрприз до дома, что же там может быть? Зная Руки- всё что угодно!
- Так почему ты трубку не брал?
Фыркнул, взял на руки пса и уселся обратно на диван.
- Спал, вот звонка и не слышал.
- Что значит спал ? Где? С кем?
Сидит, молчит, а я прям закипаю, это он мне с таким видом говорит, что где-то совсем неплохо провёл ночь!
- Ты чего молчишь?! А ну отвечай!
Тянусь руками к его шее, а он явно не боится, улыбается, зато Корон решил всё-таки повести себя как истинная собака: уставился на меня и, скаля свои зубы, зарычал. От неожиданности, я отошел от этой парочки.
- Мда, и с кем я свою жизнь связал? Ну его, Корон, не рычи, он того не стоит.
- Ага, ты, как шалава, где-то всю ночь провёл, а я ещё и плохой!
От моих последних слов Руки нахмурился и зло сощурил глаза.
- Я всю ночь в мастерской одного психа провёл, пока он твой заказ выполнял,
он, знаешь ли, личность творческая, слегка с приветом, за ним присматривать надо, а то фаллоимитатор не только со стразиками мог бы быть, но ещё и разговаривать, светиться, и летать! А ты, козёл неблагодарный, меня шалавой назвал, всё, всё хватит долго я с твоим эгоизмом мирился! Надоело! Я от тебя ухожу!
Встав с дивана с Короном на руках, и, зло шипя, пошел к двери, а на последней фразе хлопнул дверью.

А я так и остался стоять на месте. Это что получается, меня только что бросили?
Ушел Руки конечно недалеко, репетиция всё-таки, и с этим нужно считаться.
Домой со мной он не поехал, попросил дружка своего, Уруху.
Я же поехал один, решил по дороге в магазин заскочить, а то в холодильнике мышь повесилась.
А потому, домой я приехал на час позже обычного, еле протиснувшись с мешками в квартиру, тащу их на кухню, с трудом распихав всё это изобилие по холодильнику, поплёлся переодеваться. Выйдя в коридор, сразу замечаю произошедшие там перемены: посреди коридора, напротив входной двери, стояла сумка Корона, и, судя по скулежу, пес был внутри, а из спальни показался взлохмаченный Руки с двумя огромными сумками-одну он нёс, а другую толкал ногой впереди себя.
- Мелкий, ты чего?
- Ухожу.
Я его слова про уход, честно говоря, всерьез не принял- он так примерно раз в неделю говорит, стоит только мне в чём-то с ним начать спорить, но тут он с таким серьёзным видом собирался, что я как-то струхнул, может действительно уйдёт? Раньше я бы даже обрадовался, но только не теперь- сегодняшняя ночь показала мне, какое важное место стал занимать в моей жизни Руки.
Нужно перед ним извиниться, в конце концов, я его сам отправил на поиски этой хреновины, будь она неладна, а я, мало того, что не поблагодарил, так ещё и шалавой обозвал! Да, надо извиниться, не хочу я, чтобы он ушел!
- Руки Ты, это, прости меня, ну я был неправ.
- Да ты что! Как же ты с шалавой жить будешь!?
Стоит, наблюдает за мной.
- Да, я виноват, ну что мне сделать?
- Ты уже всё сделал, что мог!

Чувство паники начинает расти всё больше и больше, что делать, как остановить?!
- Впрочем, ладно, может я тебя и прощу, на что ты готов, чтобы я остался?
- На всё!
Ставит сумку на пол и подходит ко мне.
- Тогда, иди в ванную комнату, там всё поймёшь.
От радости, что Руки сменил гнев на милость, несусь в ванную.
Распахнув дверь, влетаю внутрь помещения: прямо на дверце душевой кабинки, на вешалке висит нечто чёрное, кожаное, в некоторых местах видны шипы,- медленно подхожу ближе, знаю, что я об этом пожалею, но всё равно протягиваю руку и снимаю с вешалки.
- Это что? ОШЕЙНИК!
Небольшой конверт, лежит рядом на полочке.
- " Смелее Аой, я страстно мечтаю тебя увидеть в этом костюме, не томи меня!"
Прочитав записку и рассмотрев костюм получше, не сдержался:
- РУКИ, ТВОЮ МАТЬ, НУ ТЫ И КОЗЁЛ, Я ТЕБЯ КОГДА НИБУДЬ УБЬЮ!

POV RUKI

Вот, примерно такого вопля я и ждал, есть!
Подхватив Корона на руки, пошел в спальню.
- Пойдем, пусть знает,как со мной связываться, я может и маленький, но мстительный!
Мне вообще надо медаль дать за актёрское мастерство!

Часть 8

POV AOI

Зависнув на несколько минут от прочитанного, резко хватаю подарочек Руки и, размахивая им аки флагом, несусь в спальню - то, что эта мелкая пакость там, даже не сомневаюсь - устроился гад! Шоу ждёт!
Но ты просчитался, я тебя выше, да и физически сильнее буду, мы сейчас посмотрим, кто в этом чуде щеголять по квартире будет, и уж поверь, Руки, что это буду не я.
Влетаю в спальню, а Руки на кровати развалился, подушку под спину подложил для удобства и ждёт в предвкушении. Заметив меня, начинает сильнее лыбиться.
- Что, родной, сам разобраться не можешь, как эту прелесть одеть или так хотел меня за подарок поблагодарить, что не утерпел и сразу прибежал?

Ах ты мелкая сволочь!
Сжав костюм в кулаке еще сильнее, надвигаюсь на него.
Мелкий явно чует жопой, что пахнет жареным, а то, с чего это он лыбиться перестал и, как-то резко перевернувшись, на карачках попытался от меня уползти на другой край постели. Решив, что гоняться за ним по всей квартире желания нет, кидаю шмотки на пол, уже свободными руками хватаю Руки за щиколотки и, не обращая внимания на попытки меня лягнуть, неспеша и с нескрываемым удовольствием, тяну его обратно к себе.
- Отпусти! Ты что творишь?! Отпусти немедленно! Ну всё, если ты меня сию секунду не отпустишь, я и правда уйду!
Ори, ори, мне пофиг, уйдёшь говоришь? Посмотрим, как далеко ты решишься в таком милом прикиде уйти.

Стащив брыкающегося вокалиста с кровати наполовину, навалился на него сверху и, под его истошные вопли, начал его раздевать, а орал он знатно, да, Руки у нас голосистый, впрочем, если так орать будет, то мы рискуем на недельку остаться со слегка немым вокалистом.
- Ну, что ты, дорогой? Успокойся, ты же сам предположил, что я к тебе за помощью пришел, так вот, ты прав, я всё никак понять не могу, как это нужно носить, ты же не откажешься мне наглядно продемонстрировать эту прелесть?
- Ты что, сдурел!? Я против, протестую, извращенец, я это не одену, убери лапы! Да я тебя за такое потом кастрирую!

Да, как на других- это прелесть, а как на себя примерить, то сразу гадость, эх, надо тебя перевоспитывать, не зря ведь говорят:" не копай яму другому"- вот ты в неё и попал!
- Ну неужели у тебя на меня рука поднимется? Да и, в таком случае, ты всё равно и сам пострадаешь, сможешь ли ты себя такой радости лишить? - говорю, а сам по его обнаженному животу рукой скольжу, массирую, с пупком играю и так, словно невзначай, ныряю под расстегнутую ширинку.
- Сволочь! - шипит, а сам губу закусывает и жмурится.
- Что-то не так? - глаза наивные-наивные, а сам продолжаю.

Несколько секунд Руки молча позволял себя раздевать, но вскоре осознание происходящего к нему вернулось, и он с ещё большим остервенением начал дёргаться.
Чувствую, что держать его становится всё труднее, окончательно стаскиваю его на пол. Пожалуй, я только не учёл, что это горе луковое о пол головой приложится, впрочем, ковёр значительно смягчил эту встречу.
- Ты меня что, угробить захотел? Да я на тебя в полицию заявлю!
- О, ты меня прямо заинтриговал, и что ты им скажешь, что я на тебя садо-мазо костюмчик одеть насильно пытался? Ты, кстати, можешь его как вещь-док взять, вот в полиции повеселятся с такого.
Пока он сопел, пытаясь придумать, чем ещё меня можно припугнуть, я лихорадочно озирался в поисках того, чем можно было бы ему руки связать.
- А я, я, я Каю скажу! Вот !
- Ага, и мамочка меня в угол поставит и запретит с такими игрушками играть? Ой, не смеши!

Заметив, что провод прикроватного ночника вполне в зоне моей досягаемости находится, решил воспользоваться им, раз ничего другого поблизости нет.
В общем, лампой пришлось пожертвовать, так как дергающийся Руки моё желание связать его, мягко говоря, не поддерживал.
- Аой ! Сволочь! Отпусти! Да хватит уже, можешь этот костюм выкинуть к чёртовой матери, сделаем вид, что его не было никогда!
- Как ты добр, Руки, но знаешь, увидеть тебя в таком костюме мне просто страсть как хочется, так что извини, но я его на тебя всё равно одену!
После того, как руки мелкого были связаны, мои возможности сильно возросли: я с лёгкостью стянул уже расстегнутые брюки, после чего, найдя кожаные штаны, стал медленно их натягивать. Дойдя до бёдер, я вновь не удержался и стал попутно поглаживать бёдра Руки. Тот закатывал глаза и нервно дышал, я же, словно не замечая, гладил то внутреннюю сторону бедра, то запускал руку под его ягодицы и слегка их мял. Скажу одно: к моменту, когда штаны были натянуты до конца, Руки болезненно поморщился, видать, кожа не слабо давила на ставшее весьма заметным возбуждение мелкого пакостника.
- Ну ты Гад, - устало протянул Руки.
- Твой словарный запас сильно обеднел, тебя что-то тревожит?
- Да! И ты, козёл, отлично знаешь что!
- Даже не представляю о чём ты!

Заставив Руки сесть, я натянул эту не очень понятно для чего нужную полосу под сосками и приступил к манипуляциям с двумя тонкими полосками. Взяв одну за кончик с кольцом, приблизился к соску. Кажется, Ру был готов оторвать мне голову: такого бешеного взгляда я ещё никогда не видел, а причина для него тем более ерундовая, подумаешь, я этот самый сосок слегка приласкал своим языком, а потом уже прикрепил колечко.
Руки только мычал и всхлипывал.
Надеть напульсники и ошейник было плёвым делом, развязав ему руки, я поспешил от него отодвинуться. Встав на ноги, я с удовольствием осмотрел результат своих трудов.
Мелкий так и остался сидеть на полу, и вид у него, надо сказать, был такой:
затуманенный взгляд из под полуприкрытых век, откинутая слегка назад голова, тяжело вздымающаяся грудь, кожа, которая лоснилась от жара, полыхавшего внутри.
Слегка разведённые ноги неприлично обтянутые плотной кожей, что так соблазнительно подчеркивало то, от чего мне самому стало как то трудно дышать, но я буду не я, если не доведу дело до конца- раз и навсегда проучу мелкого.
Открыв шкаф и выудив оттуда фотоаппарат, вернулся к Руки, тот, слегка справившись с собой, поднялся на ноги и смотрел на мой фотоаппарат, как на гремучую змею- с таким же ужасом и ненавистью.
- Ты что собрался делать!?
- Запечатлеть такой момент на память, уж больно ты хорош в таком костюме, тебе стоит пересмотреть твой сценический образ.
- Сразу после тебя! - зашипел Руки и попытался отвернутся от объектива, но моя подножка внесла коррективы в его планы: потеряв равновесие, Руки приземлился прямо на постель.
- Какая поза, Руки, мммм, то что нужно!
В этом костюме да на алых простынях.. Я поспешно защёлкал, пока моя модель не очухалась до конца и не привела в исполнения свою угрозу о моей кастрации.
Испепеляющий взгляд, источающий жажду мести и крови.
Создав настоящую коллекцию незабываемых снимков, от греха подальше решил смыться из дома, дав Руки время успокоится.
Ведь оставаться с ним наедине было, мягко говоря, не безопасно, а уж засыпать, так вообще опасно для жизни, можно и не проснуться.
Уже у самой двери меня настигла подушка, что была брошена в меня мелким, он весьма неуклюже поднялся и поспешно, с остервенением стал стаскивать злосчастные шмотки.
При этом всё время я отчётливо слышал неразборчивое бормотание Руки, но, несмотря на то, что разобрать слова не удавалось, я что-то совсем не сомневался, что всё это касалось меня.
Внезапная реплика, произнесенная мне в спину, заставила обернуться.
- И куда это ты намылился?
Стоит в одних боксёрах, руки в бока упёр, ждёт ответа.
А я ожидал криков и попыток членовредительства, но Така весьма спокойно себя ведет, будто и не было последнего получаса его брыканий и ругани с последующей насильственной фотосессией.
- Снимки распечатать, очень уж хочется на них нормально посмотреть.
- Ты с ума сошел?! Удали их! - взвился Руки, - а то это будет последним, что ты в своей жизни сделаешь!
- Ну-ну, не стоит так кипятиться, или ты сомневаешься в своей привлекательности? А кто всё время твердит, что является самым сексуальным в группе? Кстати, можно будет и у ребят спросить, как ты им в таком амплуа.
Руки стоял как громом пораженный, кажется, я перегнул палку и мелкий завис.
Решив, что всё-таки пора линять, поспешно одевшись и не забыв фотик, выскочил из квартиры.
Снимки я и вправду сделать собирался, но обращаться в фотосалон я не стану, зато можно без проблем наведаться в гости к Рейте, у которого имеется просто великолепный принтер.
А, для избежания лишнего любопытства согрупника и возможных расспросов, нужно заскочить в магазин!
Спустя час я стоял перед дверью Рейты с полным пакетом выпивки и небольшим количеством закуски, предупреждать его заранее я не стал, парень всегда был рад перспективе хорошо провести время в компании друзей.
Вот и сейчас, нажав на звонок и дождавшись, когда Рей откроет двери, я помахал пакетом, в котором раздался весёлый перезвон.
- Ты что, мысли читать умеешь?
- А как же, ты что, ещё сомневаешься, после стольких лет знакомства?
Рейта, засмеявшись, отступил в сторону, позволяя мне пройти в квартиру.
Стоило только войти, как пакет был у меня конфискован, а его содержимое подверглось тщательному осмотру.
- Чего застыл? Пошли бухать! - заорал Рейта и, как антилопа, с пакетом наперевес поскакал в гостиную.
Вскоре, поляна была накрыта прямо посреди гостиной, мы, обложившись виноводочной продукцией, позволили себе расслабиться.
Спустя два часа, мы оба, упитые, уже не сидели, а лежали в окружении пустой тары.
- Кай нас убьет!
Весьма лаконичное замечание, а главное, очень верное по сути.
- Это, да, убьет, - но, кроме смеха, это пока ничего не вызывало.
Вспомнив, зачем собственно я сюда приперся, я растолкал засыпаюшего друга.
- Рейта! Рейта! Да погоди ты дрыхнуть, у тебя ведь принтер есть ?
- Есть.
- Слушай, можно я им воспользуюсь?
- Ой, да хоть вообще его забирай, только дай поспать, а, будь человеком!
Получив добро, я не без труда поднялся и поплелся в кабинет Рейты, ну... как кабинет скорей комната, где хранились его инструменты, где он репетировал, там же был и комп с принтером.
Я, пожалуй, только одного не учел: выпив, было весьма трудно, разобраться в технике.
Но, после нескольких неудачных попыток, я всё же смог договориться с техникой, и одна за одной из принтера выезжали готовые яркие глянцевые фотографии.
Собирая снимки, которых оказалось пятнадцать штук, я, глупо хихикая, предвкушал реакцию Руки, когда он увидит снимки воочию!
Спрятав их во внутренний карман пальто, вернулся в гостиную и, завалившись на диван, почти сразу отрубился.
Пробуждение было далеко не самым приятным, а, если учесть грядущую сегодня репетицию, так вообще жить не хотелось, утешало только то, что не мне одному так хреново, судя по стону, раздавшемуся со стороны пола, Рейта тоже успел проснуться и заценить прелести похмелья.
- Ну что, проспался, алкаш?
- А сам то ты кто? Это ты, между прочим, во всём виноват!
- В чём это я виноват? - возмущенно заворчал я.
- Ты выпивку принёс и меня соблазнил!
- Соблазнил? Странно, что то я не помню, да и те, кого я соблазнял, утром не возмущаются! Ты с такими репликами поаккуратней, а то Руки тебе глаза выцарапает.
Видя офигевшее лицо Рейты, не сдержался и заржал.
Лишенный дара речи Рейта только хлопал глазками, я же, сдерживая стон, сполз с дивана, поплёлся в ванную, на ходу бросив Рейте, чтобы он приготовил кофе.
Да, ванна с утра способна творить чудеса. Посвежевший, я куда более бодро пришел на кухню где всё ещё заспанный и не до конца пришедший в себя Рейта ставил на стол чашку с дымящимся кофе.
- Всё, ванна свободна.
- Ну наконец-то, я дома должен ждать, когда гость освободит ванную!
- Какой же я гость? Ты же сам сказал, что я тебя соблазнил, значит теперь, я очень близкий человек.
Застонав и схватившись за голову с криком - Выпить! Ты выпить меня соблазнил! - Рей умчался в ванную комнату, хлопнув дверью.
Спустя час мы вместе спустились в гараж и нехотя поехали на репетицию.
От мысли о предстоящем грохоте и шуме голова начинала болеть сильней, и только фотографии приятно оттягивали внутренний карман, я с нетерпением ожидал момента показать Руки снимки.

Ни Кай ни Уруха ни слова не сказали о нашем всё же не очень свежем виде, только Руки подозрительно косился на Рейту, с которым, как он успел заметить, мы вместе приехали на репетицию. От этих взглядов, запуганный мною с утра Рейта, бледнел и затравленно поглядывал то на меня, то на Руки.
От нервов Рейта постоянно лажал, из-за чего Руки злобно шипел, я же стоически сдерживал смех.
Кай, будучи не в силах заставить нас нормально работать, постоянно распускал нас на перерыв, вот в один из таких перерывов, я застал Руки одного в курилке.
Подойдя и встав рядом, смотрел на него, он некоторое время игнорировал меня, но его язвительная натура взяла своё.
- А где ты Рейту потерял?
- А зачем мне Рейта?
- Откуда мне знать, зачем бабнику очередное увлечение!
- Да ты никак ревнуешь?
- Я! Ревную? Много чести!
Решив закончить неприятный для него разговор, затушил окурок и направился к двери.
- И всё-таки ты ревнуешь и знал бы ты, как тебе идёт этот вид свирепой гарпии!
- Да пошел ты!
Но отпускать его так просто я не собирался, а потому, схватив за руку, дёрнул на себя.
- Отпусти, - ледяное спокойствие вместо только что бушевавшего негодования.
- Нет, у меня для тебя подарок есть.
- Рейте отдай.
- Ты в этом уверен?
- Абсолютно, мне от тебя ничего не надо!
Удерживая его одной рукой, другой достал из-за пояса одну фотографию, и приставил к самому носу Руки.
- Ну? Всё ещё хочешь, чтобы я отдал это Рейте?
Руки выхватил снимок и неверяще уставился на себя любимого.
- А у Рея мы просто выпили, ревнивый ты мой, ну и снимки я у него сделал, не в фотосалон ведь с таким обращаться, сам понимаешь.
Руки всё молчал, скользя взглядом по снимку, после чего посмотрел на меня и выдал фразу, от которой у меня челюсть отвисла.
- Да, всё-таки я всегда хорош, эх, жаль я костюмчик выкинул.
Вывернувшись из моих рук, спрятал снимок и пошагал к выходу, улыбаясь и что-то напевая.
Ну вот, и кто мне объяснит, что это было?
- Эй, а как же угрозы, злость и желание кастрировать меня?
- Что ты, дорогой, если бы не ты, я бы не знал, как круто могу выглядеть в таком костюмчике, ты награду заслужил, а не наказание, - сладко пропел Руки, выходя из курилки и виляя задницей на ходу.
Курить! Срочно курить! Ну и кто кого на место поставил? Кто кого перевоспитывает? Я так старался, а этот гад ещё и благодарит меня!


Часть 9

Мир так ко мне жесток!
Стоя в уголке у окна, я мог только несчастно вздыхать.
Неожиданно открывшаяся дверь привлекла мое внимание, а раздавшийся голос заставил вжаться в стенку плотней.
- Ну что ты, дорогой, ради тебя я всё могу, ты же знаешь! Конечно, я помню о твоём дне рождения, ну как я мог забыть? Подарок? О, это сюрприз и не проси, не расскажу, какой ты у меня нетерпеливый!
Уруха продолжал ласково щебетать, не замечая меня, я же, в свою очередь, от слов Уру сполз по стенке на пол и, зажав рот рукой, бился головой о стенку. Такашима, как настоящий друг, появился вовремя и, сам того не зная, подарил мне возможность потешить задетое самовлюбленным гномом достоинство, вот, кто вернёт в мою жизнь радость!
А Уруха, так глубоко ушедший в разговор, ничего вокруг не замечал.
- Что?! Хочешь ещё? Ты мне и так всю ночь спать не давал, ненасытный извращенец! Ох ты меня такими речами смущаещь, я же работать нормально не смогу теперь!
Какие подробности! Ох Уруха, Уруха, ну как малое дитя, честное слово, вроде не маленький, а всё никак не усвоит, что вести такие компрометирующие беседы надо в хорошо проверенной обстановке! Чтобы такие как я не подслушали!
Мои размышления прервала весьма забавная сцена прощания Урухи и его тайного собеседника.
- Нет, ты первый!
- Нет, ты!
- Нет, я тебя больше люблю!
Устав от этой бесконечности- а, судя по этим "Нет, ты! Нет, я!", я рискую состариться раньше, чем эта парочка наконец распрощается,- решил им слегка помочь.
Поднявшись но ноги, деликатно покашлял.
Уруха, услышав сначала движение, а потом и покашливание, резко обернулся, после стремительно побледнел, а несчастный телефон выпал из ослабевших пальцев соло гитариста, впрочем, тот на это не обратил никакого внимания.
Я же, решив прийти ему на помощь, подошел, наклонившись, поднял телефон и вложил обратно в ладонь парня, сжав его безвольные пальцы. За всем происходящим Уруха смотрел широко раскрытыми напуганными глазами.
Я же удивлённо приподнял бровь.
- Привет, друг мой!
Уруха, казалось, был готов хлопнутся в обморок, заметив это, я обнял его одной рукой за плечи.
Шима только открывал и закрывал рот, как рыбка, очень забавная рыбка.
Справившись с оцепенением, он как то обреченно произнёс:
- Мне пиздец.
- Молодец, лаконично, но зато, как точно!
Уруха закатил глаза к потолку и простонал:
- За что мне это?
- За туфли! Красные, женские, со стразиками, 46-го размера, помнишь такие?
- Помню, - ещё один вздох.
- Умница!
- Аой, будь другом не говори никому.
- Само собой, за кого ты меня принимаешь? Разве могу я другу вред причинить? Надругаться над твоим секретом! Над чувствами! Да как ты мог даже допустить подобную мысль! Ай-яй-яй тебе должно быть стыдно!
Уруха как-то даже увереннее на меня посмотрел, перевёл дыхание и убрал телефон в карман джинс.
Я же, любуясь такой переменой, выждал минутку и выдал:
- Ты меня оскорбил своим недоверием, я бы даже сказал втоптал в грязь, но я готов тебя простить за приватный танец у шеста, как видишь- мелочь, и ты прощён! И заметь, я это делаю для твоего же блага, чтобы ты впредь не думал о людях плохо!
Я нравоучительным тоном выдал всё, что пришло в голову по такому случаю и, раздосадованно качая головой, направился к двери.
Обернуться, конечно, страсть как хотелось, но я не поддался своему любопытству.
Продолжение и так провальной репетиции задержалось из-за пропавшего гитариста, впрочем, спустя полчаса после окончания официального перерыва, он всё же соизволил явиться. Выслушав нотацию от разгневанного Кая, взял в руки гитару. В мою сторону всю оставшеюся часть репетиции он не смотрел.

В девять вечера, Кай всё же сжалился над нами и отпустил нас по домам. Руки смылся первым, проходя мимо меня, шепнул:
- Где остальные снимки?
- А тебе что, одной мало чтобы тешить своё безразмерное эго?
- Оставь моё эго мне, а снимки не зажимай, я так и быть оставлю тебе одну, чтобы ты в моё отсутствие мог полюбоваться.
Зашипев, я схватил своё пальто и, не глядя на Руки, выскочил из студии.
Уже в коридоре меня нагнал запыхавшийся Уруха.
- Аой, постой!
- Чего? - но всё моё недовольство прошло стоило только глянуть на Уруху.
- Я, это, согласен.
- Умница, тогда завтра в клубе "Depo" состоится твой дебют.
Видя ужас на лице Урухи , заржал и уточнил:
- Не впадай в панику, я же сказал, приватный танец, клуб этот имеет отдельные кабинеты, вот в таком ты для нас с Руки и станцуешь.
- А....
- Что одеть сам выбирай и музыку тоже, я же не тиран какой-нибудь, чтобы над тобой издеваться, цени моё благородство!
Судя по взгляду Урухи, он очень хотел послать меня далеко и надолго с моим благородством, а, чтобы лучше "шлось", дать смачного пинка под зад.
- Ясно, - одев пальто, Уруха поспешил прочь.
- В десять, не забудь!
Ну не смог я удержаться, ответом мне был всём известный интернациональный жест с использованием среднего пальца.
Хмыкнув, я тоже поспешил прочь: встречаться с всё ещё рассерженным лидером не хотелось.
Уже на парковке меня ждал вездесущий Руки.
- Я думал, ты уже ушел?
- Ну куда я без тебя?
Всю дорогу Руки крутил в руках этот долбаный снимок, светясь как лампочка.
Решив нарушить молчание, я спросил:
- У тебя на завтрашний вечер нет планов?
Руки удивленно на меня уставился, после, задумавшись, лаконично ответил:
- Нет.
- Отлично, тогда я приглашаю тебя в клуб, на развлекательную, так сказать, программу.
- Это что, свидание? - Руки придвинулся ближе, устроив ладонь у меня на колене, впрочем, долго она там не задержалась, отправившись в путешествие по бедру.
- Ну, если тебе так будет приятней, пусть будет свидание, и тебя там ждёт сюрприз.
- Как таинственно, может ты мне ещё руку и сердце предложишь?
- А вот это, мелкий, перебор, губенку то закатай.
Впрочем, Руки меня уже не слушал, явно прикидывая, чтобы ему одеть.

Весь следующий день меня нагло не пускали в мою же спальню, один раз мне всё-таки удалось заглянуть внутрь, но я тут же получил какой-то тряпкой по роже и с воплем "Не подглядывай! ", дверь резко захлопнулась прямо перед моим носом, чудом мне этот самый нос не прищемив!
То, что я успел рассмотреть, привело меня в ужас: вся комната в буквальном смысле утопала в шмотках мелкого.
Я даже не мог представить, что мой шкаф настолько вместителен, да, надо было о грядущей вылазке в люди сообщить за час до выхода, мне, конечно, пришлось бы выслушать длинную тираду, что я, гад такой, молчал до последнего, и он не сможет за столь короткое время собраться. А в результате, я бы вытолкал его из квартиры в том, во что он был одет, но это всё лучше, чем та свалка, в которую превратилась моя комната.
Руки просто мастер вносить хаос в мою жизнь, он бардак разведет, потом, жалуясь на усталость, заползёт под одеяло, а я пол ночи буду наводить порядок только для того, чтобы это одеяло найти!

Руки так за весь день и не высунулся из комнаты, в восемь я, постучав, уточнил, готов ли он, на что получил ответ:
- Уже почти, уже иду!
И он вышел! Спустя полчаса правда, но вышел!
Прикинув, какой дорогой лучше ехать, вытолкал мелкого из квартиры.
Спустя полчаса бешеной спешки, нарушения дорожных правил, мы стояли у дверей клуба.
Руки вошел первым, я же следовал за ним. Улыбающийся администратор вручил мне карточку от приватной комнаты и пожелал приятного вечера.
По моим подсчётам, Уруха уже должен был быть там.



Часть 10

Я в таком заведении раньше не бывал, но слышал от знающих друзей, что этот клуб выполняет все мыслимые и немыслимые пожелания клиентов.
На входе нас встретила милая и улыбчивая девушка-администратор.
- У вас заказ?
- Да.
- Прошу, следуйте за мной.
После непродолжительного пути, перед нами распахнули двери заказанного кабинета.
- Желаю приятно провести вечер, - легкий поклон и девушка удалилась.
Войдя вовнутрь, устраиваюсь на мягком полукруглом диване, обтянутом то ли красным бархатом, то ли вельветом, мне трудно определить. А интерьер номера весьма грамотно подобран: комната освещалась небольшими светильниками, размещенными на стенах по периметру комнаты, не столько освещая, сколько создавая причудливые тени. Перед диваном такой же полукруглый прозрачный столик, а сразу за ним небольшое возвышение с шестом посередине.
Алый занавес, что находился за шестом был плотно задернут, но шорохи ясно говорили, что насчет Урухи я не ошибся - он там!
Руки крутит головой, осматривая интерьер.
- Слушай, а мне нравится здешняя обстановка, я прям представляю, как можно было бы снять весьма интересный сингл.
- На какую тему, Руки? Борделя?
- Ну почему сразу борделя? Какой ты ограниченный!
- Я просто реалист. Для борделя - самое-то! А ты можешь исполнить ведущую роль.
- Иди ты, реалист и, кстати, чего мы собственно ждем? Где обещанная увеселительная программа? Мне скучно!
- Потерпи, всё будет.
И, словно в подтверждение моих слов, заиграла медленная, но весьма зажигательная музыка, свет в комнате погас окончательно, а несколько незамеченных мною раньше ламп осветили своим мигающем светом мини-сцену.
И я, и Руки уставились на всё еще закрытый занавес. Если я имел представление, что нас могло ждать, то для Руки всё было сюрпризом.
Но вот занавес слегка зашевелился, и из-за него показалась стройная длинная ножка обтянутая черным чулком, обутая в столь знакомую мне красную туфельку!
Медленная, тягучая словно мед мелодия, тихо разливалась по комнате.
Ножка в туфельке неспеша поднялась выше и, словно обвив край занавеса, открыла нашему взору всю себя до самого бедра, которое украшала алая подвязка на черном чулке.
Признаюсь, несмотря на то, что я отлично знал кому эта ножка принадлежит, я как завороженный скользил по ней взглядом.
Спустя секунду, ножка также внезапно исчезла, а я даже не смог сдержать разочарованного вздоха.
Но не успел я возмутиться, как занавес резко распахнулся полностью.
Прямо посреди этой мини-сцены стояла стройная фигура обтянутая красным шелковым платьем.
Стояла она недолго, спустя секунду, словно повинуясь музыке, начались весьма эротичные покачивания бедрами, впрочем, сказав так, я не смогу выразить всей той пластики. Казалось, что фигура извивается словно змея.
Легкий поворот, и стройная ножка обвивает шест, а правая рука ловко сжимает его выше.
Это не танец, это прилюдное занятие сексом.
Решив проверить реакцию Руки, поворачиваю к нему голову.
Я мог ожидать всего чего угодно, но только не выражение скуки и безразличия на его лице.
- Руки, тебе что, не нравится?
- А что тут такого? Я что, мало такого видел? Если бы ты мне сразу сказал, что мы идем на банальный стриптиз, я бы лучше дома остался.
- Банальный стриптиз? - он что, Уруху не узнал? Что-то я сильно сомневаюсь, что стриптиз от Урухи для него в разряде банальностей находится.
- Да, банальный, вот если бы ты там так крутился, вот на это я бы хотел посмотреть, а очередная девка меня не интересует, - взгляд мечтательный-мечтательный.
Девка значит. Точно не узнал, впрочем, чему удивляться, свет неверный, мигающий, да и большую часть времени, что Уруха на сцене, он к нам спиной стоял.
Решив подождать когда Руки узнает друга, я вернулся к созерцанию весьма недурного танца.
Ох, что Уруха творил с шестом! Он то запрыгивал на него обвивая ногами, то терся об него.
Вволю порезвившись на несчастном шесте, Уруха отошел от него на пару шагов и весьма удачно попал своей фотокарточкой в луч света, то что это заметил не я один, свидетельствовала реакция Руки.
- Уруха!
Не веря своим глазам, Руки всем корпусом подался вперед, приоткрыв от удивления рот.
- Ага, Уруха, ну что? Все еще скучно?
Руки полностью проигнорировал меня, все также глядя на сцену.
А Уруха времени зря не терял, встав к нам боком, он согнулся пополам и от самых щиколоток плавно скользил руками по своим ногам вверх, постепенно очень эротично оттопыривая филейную часть.
Дойдя до бедер, он задержался на них немного дольше, покружил по ним ладонями, после чего, повернувшись к нам спиной, легко расстегнул на спине змейку молнии.
Платье тут же легко скользнуло вниз, остановившись на бедрах. Плавно покачивая бедрами, Уруха полностью освободился от платья, что красной лужицей растеклось у его ног.
Я, с нескрываемым волнением, ждал продолжение.
И оно меня не разочаровало: вернувшись к шесту, Уруха словно только и ждал полной свободы движений! Теперь он мог полностью запрыгивать на шест обвивая его ногами, а один раз он даже каким-то непонятным образом умудрился повиснуть на нем вниз головой и плавно соскользнув вниз, полностью лечь на спину! Слегка свесил голову с края сцены, после чего подмигнул нам и сладострастно облизал губы!
У меня возникло желание подойти к сцене и засунуть ему за резинку чулка пару крупных купюр, но конечно же я этого не сделал, ведь риск получить за это по морде был слишком велик.
За своими размышлениями я пропустил момент когда Уруха, поднявшись с пола, исчез за вновь сомкнувшимся занавесом.
Музыка стихла, медленно загорался более яркий свет.
- Ну как Руки, понравилось?
- Ага...
- Весьма лаконичный ответ.
Руки наконец-то оторвал взгляд от пустой сцены и уставился на меня. Что-то у него странный взгляд.
- Давай домой такой шест купим, будем друг для друга танцевать.
- Только через мой труп! - ишь, чего удумал!
А Руки словно меня не слыша, продолжает что-то говорить, медленно ко мне придвигаясь.
Видя его поползновения в мою сторону, также неспеша, начинаю отодвигаться.
А мелкий за мной с наглой улыбкой наблюдает.
- И далеко ты собрался?
- Да!
- Ну-ну.
Делаю еще одно движение и чувствую, что опора из-под руки пропала. Не успев даже пикнуть, наворачиваюсь с дивана. Тушка моя конечно не пострадала, чего впрочем не скажешь о гордости.
- Аой! Ты, и у моих ног? Как приятно. Так мой танец понравился?
Открываю глаза и правда, я прямо перед Урухой лежу.
А мелкий смотрит на меня с довольным видом.
- Да, он в нокауте просто, всё начинаю ревновать, - а сам ржет, как конь!

Всю дорогу до дома Аой терпеливо выслушивал восхищенные дифирамбы в адрес их общего друга, а по совместительству и коллеги.
Аой сам не ожидал такого зажигательного и откровенного танца!
Глядя на то, как Руки наблюдал за телодвижениями Урухи, Аой должен был признаться себе, что испытывал самую настоящую ревность.
А как Уруха сперва растерялся, смутился, а сам оказывается, вон как может у шеста зажигать.
О таких скрытых талантах друга в группе не знал никто, и сейчас Аой задумался, может не ту профессию в жизни выбрал Уруха?
А Руки всё продолжал разговаривать, даже не замечая, что беседует в общем-то сам с собой, а его попутчик явно витает в совершенно других местах.
- Да, вот это надо же, ну Уруха! Я тоже так хочу!
Последняя часть реплики была произнесена громко и с явным капризом, а для пущего эффекта Руки ещё и ногой топнул, правда эффект вышел смазанным из-за коврика, что так некстати приглушил эмоциональный выпад.
- Чего хочешь?
Аой, благополучно всё прослушав, решил переспросить.
- Как Уруха хочу!
- На гитаре играть?
Руки уставился на Аоя, как бык на красную тряпку.
- Какая гитара!? Так танцевать хочу!
Аой, на секунду отвернувшись от дороги, бросил оценивающий взгляд на Руки.
- Тебе что, стойки с микрофоном уже не хватает? Ты и так столько лет у него отжигаешь.
- Это другое! - капризно возразил Руки.
- Ты так думаешь? Ты просто себя со стороны не видишь.
От услышанного, а точнее от того, что это говорит не кто иной, как вечно ворчащий и отмахивающийся от него Аой, Руки просиял.
- Признайся, что я тебе нравлюсь? И ты ворчишь просто по привычке.
Аой красноречиво промолчал, от чего мелкий засиял ещё ярче.
Ну всё! Теперь он вообще мне на шею сядет и ножки свесит, хотя куда больше-то?
Для самого Аоя было весьма сложно признаться, что из вечно раздражающего недоразумения, Руки превратился в самое ценное и дорогое.
Своим вторжением в личную жизнь Аоя, Руки перевернул всё вверх дном. Заставил пересмотреть многие свои принципы и взгляды, принять то, что раньше было немыслимым, но, что самое интересное, сетовать на судьбу за это Аой не торопился.

Автор с облегчением выдохнул, КОНЕЦ!


@темы: " Мои фанфики"

URL
   

Sonne86

главная