01:30 

Фанфики

Sonne86
Автор: emilija
Фанфик: «Воздержание»
Автор: emilija
Бета: кито-семпай
Фэндом: Katekyo Hitmon Reborn!
Персонажи: Занзас/Скуало
Рейтинг: R
Жанры: Слеш(яой), юмор, драма, AU
Предупреждение: Изнасилование, нецензурная лексика
Размер:Мини, 15 страниц
Кол-во частей: 5
Статус: Закончен



Описание: Смущает мою радость только один момент. Что-то я стал как-то подолгу пялится на моего патлатого, громогласного, капитана. Кого-то он мне напоминает... особенно со спины. Точно! Бабу!




Часть 1

Ох уж эти бабы, блять! И чего им все время неймётся? Что не баба, то очередная головная боль! И ладно бы было за что терпеть их вечное нытьё и истерики: то ты ее не туда пригласил или не в тот ресторан привёл! А ведь когда спрашиваешь куда пойдем - улыбается и говорит, что куда угодно. Ну и где логика?? Хотя, о чем это я? Женщины и логика - понятия несовместимые, явно не подозревающие о существовании друг друга.

Толку от них ноль. О политике не поговоришь, дела мафии рассказать конечно можно, но это значит, что узнают все, ибо хранить секреты они могут только толпой. При этом, заговорщицким шепотом, исключительно по секрету и, конечно, на ушко. Это их качество можно с успехом использовать, если нужно быстро и халявно разнести информацию, тут им цены нет и альтернативы не придумано. Ну, вот и вся польза от них, хотя, нет, их ещё трахнуть можно. Но, хотя, если вспомнить все идиотские истерики, слёзы и упреки, то нет, лучше уйти, нахуй, в монахи и забить на секс. Зато нервы целы и кошелек не пустеет со скоростью света. Ведь не дай тебе Бог заикнуться, что она много тратит - тут же станешь жадным козлом, на которого она, вся такая несчастная, потратила лучшие годы своей жизни! И похуй, что вместе мы были только месяц! Такая мелочь их не волнует, все равно ты урод, потому что загубил её жизнь. Сколько раз я зарекался, клялся себе, что все, эта истеричка будет последней..

Но я слишком мужик, и слишком здоровый, а потому через месяц другой от воздержания едет крыша, и я готов набросится на первую проходящую мимо мини юбку с третьим, а лучше сразу с пятым размером груди. Нет, ну а чего? Нахуй мелочится, тем более, что с первым размером, что с пятым, запросы все равно одни и те же. И истерики кардинально не отличаются. Зато хоть не так обидно, да и есть что вспомнить потом.

Но на этот раз точно всё! Хватит! Надоело! И, судя по календарю, в котором я отмечаю каждый день своей свободы от баб и истерик, на этот раз я могу собой гордится! И повод у меня действительно есть! Держусь я рекордно - долгие три месяца, а это вам не ерунда! И я даже практически в норме, почти огурец. Мимо меня хоть строем могут мини юбки маршировать, я кремень! Я мужик! А если мужик сказал - мужик сделает.

Смущает мою радость только один момент. Что-то я стал как-то подолгу пялится на моего патлатого, громогласного, капитана. Кого-то он мне напоминает... особенно со спины. Точно! Бабу! Сам худой, как жердь или стандартная модель-анарексичка, что гремят костями на всех модных показах. Да ещё эти свои патлы отрастил до самой жопы. Все мои прошлые с нескрываемой желчью шипели, что патлатый мусор со своими космами смахивает на бабу, но если учесть то, что в штанах у него несколько отличный от бабы набор, он, скорее всего, педик. Мусор бесился каждый раз, как только слышал подобные слова в свой адрес. Орал, матерился и мечом размахивал. А нескольких самых наглых пытался заколоть, но я, как истинный джентльмен, конечно же не позволил лишать меня очередной ночной грелки, на что патлатый орал ещё громче, но получив в башку очередной стакан затыкался и уползал с глаз моих долой. Несколько последующих дней он со мной не разговаривал, демонстрируя свою задетую гордость. Но мне на его гордость как-то похуй. Сам, блядь, виноват. Я, конечно, понимаю, клятва, но что бы он делал, если бы ногтями на ногах поклялся? Что, и их бы бережно растил и лаком покрывал для прочности?

В боях Патлатому не раз пытались космы обкромсать, но моя бывшая была к этому ближе всех. Что там у них произошло не знаю, но во что вылилось осведомлен отлично. Спасибо любознательности Луссурии, и пакостливости Бельфегора. Они оба наперебой рассказывали, как столкнувшись в гостиной эти двое сцепились, не в первый, между прочим, раз!

Слов Варийцы не разобрали, ибо обе патлатые сучки буквально шипели друг на друга, стоя почти в плотную. Но ясно одно: патлатый, в словесной баталии, победил и моей, слава богу уже бывшей, пришлось уползти поджав хвост.

- Ну вот, а Скуало так злорадно смеялся, что у меня самого мурашки по спине побежали.
- И что? Не томи, попугай, давай по существу и ближе к делу.
- Так я и так по существу, просто думаю, если бы Скуало так издевательски не ржал, то возможно, она на его патлы и не покусилась бы.
- Это я понял, давай уже самое главное, не томи!
- Ладно босс, ну так вот... вечер как-то спокойно прошел, они пару раз виделись, но друг друга игнорировали.
- Я тебя сейчас ёбну! - любит Луссурия вокруг да около ходить! Но есть в этом один плюс: если враги его поймают и вздумают пытать, то им грозит жестокий облом.
- Босс, давайте я его ёбну, - Бельфегор, вот же жадная до драки сволочь!
- Обойдешься, а то и тебя, блядь, пиздану, два мудака пол-часа рассказывают то, что можно было рассказать за пять минут!
- Ну босс, не злись, перехожу к экшену. Встал я ночью воды попить, иду по коридору, темень вокруг и тишина, а тут смотрю, в комнату Скуало дверь приоткрыта, и вроде как даже какой-то свет есть. Ну, думаю, Скуало заснул, а свет выключить забыл. Подхожу так тихонько на цыпочках, чтобы его не разбудить, а то не я выключу свет, а меня вырубят..
- Нет, блядь, точно сейчас ёбну и Бельфегору на забаву отдам!
- Не надо Бельфегору! В общем, Ваша бывшая у кровати с ножницами стояла и одну большую прядь держала в руках, я как увидел! Да как представил, что будет, если она из Скуало модного ежика сделает. Так такой антилопой по комнате проскакал, что все эти парнокопытные должны сдохнуть от зависти!
- Не знаю как порнокопытные, но ты сейчас точно сдохнешь!

Луссурия боязливо покосился на лже-принца, что с безумным блеском в глазах поигрывал парой стилетов, и торопливо заговорил:

- Ну, в общем-то, она только одну прядь обрезать успела, и та, слава богу, на затылке. Скуало так ничего и не знает, он-то себя со спины не видит. Ну, а мы, ясен пень, жить хотим, вот и молчим.

Ржал я, конечно, долго. Я и сам неоднократно грозился патлы ему укоротить, если он глотку свою не закроет, особенно по утрам, и особенно, когда я сплю. Не то, чтобы мне было до его патл какое-то дело, просто они иногда бесили. Его волосяной покров был везде, даже у меня в стакане с виски обнаруживался не редко, и за это, кстати, он так же нередко получал стаканом в башку. А к кухне его вообще подпускать нельзя, иначе вместо десерта будем все вместе, дружно жрать пасту для выведения шерсти. И вообще, хотите найти патлатого? Ориентируйтесь по белым волоскам, которые тот периодически оставляет в местах своего посещения.



Но вот уже неделю происходит, какая-то странность.

Я два раза выловил его волосины. И в место того, чтобы вызвать его и убить, сидел и пялился на волос, иногда накручивая на палец. Впрочем, это еще пол-беды. Но вот то, как я пялюсь на оттопыренную задницу Скуало, во время его игры в бильярд, действительно пиздец! Пялюсь я так, что кажется место, куда направлен мой взгляд, должно начать дымится ну или хотя бы чесаться. Но патлатый, походу, ничего не замечает, и как не в чём ни бывало, виляет ею, выбирая для удара положение поудобней. А моя фантазия рисует картины более занимательного использование этого самого стола. Мои сальные взгляды направленные на тощий зад заметили абсолютно все. Мне, конечно, на это похуй, но все-таки, как-то не очень приятно знать, что тебя поймали за гипнозом тощей мужской задницы.

Вот бы и остальные были бы такими же блондинками...

Часть 2

Первым ко мне подошел Фран. Молча прошествовав к столу, он положил маленький листочек с набором цифр и букв, что при ближнем рассмотрении оказался номером телефона и адресом.

- Это первоклассный бордель, босс. Там воплотят все ваши фантазии и мечты. Сам проверил, рекомендую, а то такое впечатление складывается, что Вы нашего капитана скоро насквозь проглядите.

- Пошел вон! Мелкий мусор, тебя спросить забыли! Я по борделям не шляюсь, особенно по таким третьесортным.

- Но босс, это самый элитный! - Ну все, сейчас начну убивать!

- Пошел вон, элитный, - и для пущей убедительности, в качестве восклицательного знака в конце реплики, швырнул стакан.

И, о чудо, он увернулся с такой легкостью, что я еще раз убедился, Скуало все-таки блондинка, такая настоящая блондинка..

Спустя день - новый визит, на этот раз Леви, и предложение куда более интригующие. А он оказывается тоже того, точнее не того.

- Босс, зачем Вам этот патлатый? Я лучше!

Тут я обошелся лаконичным:

- Вооон!

И бокал, как и в случае с Франом, разбился о дверь. Ну что, патлатый? Уже два-один, похоже, только ты такой тормоз, касательно летящего бокала.

- М-да..

Ещё день спустя пришел Бельфегор, тот уже был краток:

- Валить и трахать, - сказав все что хотел, он с гордо поднятой головой покинул кабинет. Не то, чтобы мне его идея очень понравилась, но скажем так: тело было готово прямо сейчас идти и трахать.

Может, ну его это воздержание, и айда снова по бабам?

Последним явился Луссурия, я, если честно, его уже ждал, даже напротив стола стул поставил. Сидел и ждал.

Увидев его цветастый хаир, гостеприимно пригласил войти.

- Проходи, мусор, присаживайся.

От такого Луссурия впал в состояние крайнего шока.

Я же, молчу, жду, когда его отпустит. Ведь отпустит же, правда? И, о чудо! Спустя минут десять Луссурия все же отошел от шока.

- Садись-садись, мне даже интересно, что ты мне посоветуешь или предложишь.

Медленно и как-то неуверенно он-таки дошел до стула и, подозрительно покосившись, сел.

- Молодец, мусор, ну, вещай, я слушаю.

- Ну.. Это.. Вам С-с-скуало ведь н-н-нравится?

- Ну, допустим, а что? Ревнуешь?

Луссурия от страха чуть воздухом не подавился.

- Нет, что Вы? Я просто хочу сказать, что к нему надо мягко, нежно, ну, рестораны, цветы, ночные киносеансы на последнем ряду, там, кстати, очень целоваться удобно.

Что? Цветы? Рестораны? Кино? Да он что, головкой стукнулся? А я и не заметил, что у меня воин того, с приветом.

Нет, ну я согласен, что у меня просто спермотоксикоз начинается от обширного недотраха, тут Фран с Белом два вполне здравых предложения внесли.

Я вот только не разобрался какое заманчивей: валить и трахать или ехать к элитным шлюхам.

А этот мне про чувства и романтику гонит, может ещё посоветует, как у Скуало руку и сердце попросить? Нет, ну а что? С него станется, раз он в таком ключе мыслит, псих!

- Я учту твои советы, мусор, и если ты закончил, вали. Тебе для ускорения бокал в голову нужен? Или ты и так дверь найдешь?

- Э, так найду, не надо бокала.

- Ну, как скажешь, вали.

Вот вам и элитный отряд убийц, они вместо того, чтобы делом заняться, меня учат. До чего я докатился?

- Босс, а чего Луссурия приходил?

Оп-па, ну это надо же, я так задумался, что даже не услышал, как кто-то вошел. Это что-то новенькое, но признаюсь, не очень приятное новенькое, так прибьют, а я и не замечу. Пора с этой хренью заканчивать! Все, еду в бордель, вот прямо сегодня ночью и поеду, и так оттянусь, что о сексе думать будет тошно. Решено, ну, держись элитный бордель, если мне не понравится, будут только руины от бывшего элитного борделя, ну, и от Франа одна лужица останется. Заодно, так сказать.

- Ты что, патлатый, охренел? Вот так запросто вваливаться в мой кабинет! Тебя стучатся не учили? Так мы это вмиг исправим!

И как всегда: бокал, бросок, и стопроцентное попадание в заданную цель. Как ты только на заданиях выживаешь? Не пойму.

- Вроой! Ты задалбал, чертов босс, сколько можно!? Ты вконец оху...

Терпеть такое от какой-то патлатой заразы я не буду. Подорвавшись с места, на всей скорости несусь к орущему мечнику, который словно глухарь, пока толкует - не слышит. Мечник орет не слыша, что я топая ботинками, приближаюсь к нему, и уж явно не для дружеских объятий.

Секунда и патлатый утыкается мордой в дверь, а обе его руки тут же заведены за спину.

- Ты, я смотрю, вконец нюх потерял?

- Вроой! Отпусти, чертов босс!

Ах чертов босс? Сейчас ты у меня по другому запоешь, тварь!

Отхожу на шаг, но рук твоих не отпускаю, шипишь, материшься и затыкаться похоже не собираешься. Бью по очереди под каждое колено, отчего ноги подгибаются и ты падаешь на колени. Вот так гораздо лучше, приятно все-таки смотреть на тебя сверху в низ, особенно, когда твоя башка находится на уровне моей груди.

Отпускаю руки, но только для того, чтобы схватить за длинные патлы. Обе твои руки, и настоящая, и протез, моментально вцепляются в мою, пытаясь разжать пальцы и получить наконец долгожданную свободу. Но я буду не я, если позволю такому патлатому недоразумению взять верх надо мной.

- Все никак не уймешься? Убери руки!

Но ты игнорируешь мои слова. Борешься, пытаясь подняться. Не так быстро. Ты - неуправляемая бешеная акула. Акула, которую никто не смог приручить. Но я никогда не боялся трудностей и ты это знаешь лучше кого бы то ни было. Твое сопротивление сейчас только разжигает мой интерес и стремление сломать, приручить, унизить. Сейчас ты перешел границу и дал мне долгожданный повод исполнить желаемое. Ну что же, посмотрим, какой из меня выйдет укротитель, думаю, это будет интересно.


Часть 3

Не только злость и азарт бушуют в моей крови, но и огонь страсти. Не знаю, что так подействовало на меня.
Быть может то, что ты стоишь передо мной на коленях и это наводит мою фантазию на интересные ассоциации. Не знаю точно, но штаны как-то враз стали тесными и зля, раздражают только сильней.
Знал бы ты, о чем я сейчас думаю, ты бы испугался. Да, я знаю, что несмотря на женственную фигуру и длинные патлы, ты стопроцентный натурал, я себя тоже таковым считаю, но это не помешало мне возбудиться и возжелать тебя прямо сейчас, и прямо здесь.
Ты все время что-то орешь, но мне абсолютно пофигу, все твои слова растворяются в воздухе, не затрагивая меня.
Все так же держа твои патлы зажатыми в кулаке, тащу тебя через весь кабинет. Ты хочешь подняться, но зажатые у корней волосы не дают тебе этого сделать, а потому ты, как пес, ползешь за мной на карачках.
Решая, что сперва тебя надо остудить, тащу в ванную комнату. Ты не обращаешь внимания на то, куда тебя тащат, слишком сосредоточен на попытках вырваться.
С удара ноги, открываю дверь и, втащив в просторную ванную комнату, волоку прямиком к огромной белоснежной ванне.
Легкое быстрое движение и с пяти отверстий, по краям этого монстра течет вода, быстро закрывая дно и устремляясь вверх, стремясь заполнить пустоту как можно скорей.
Когда я заказывал её, я не знал, как она мне пригодится.
А ты все бьёшся, я ощущаю твои удары всюду, куда ты можешь дотянутся.
- Погоди, не утомляй себя так поспешно, силы тебе еще пригодятся.
- Отпусти меня, иначе, когда я освобожусь, я тебя прикончу.
- Какие громкие слова, а главное столько ярости, но что-то не впечатляет, и знаешь, когда я тебя отпущу, ты будешь неспособен двигаться, это я тебе обещаю.
Тихий сигнал возвестил, что ванна готова к эксплуатации. Отлично, начнем. Ты же у нас акула, а значит вода твоя стихия, наслаждайся.
Подтаскиваю к бортику довольно высокой ванны и опрокидываю головой вниз. Одно плохо, пришлось намочить рукав рубашки, но судя по тому, как ты забился пытаясь вынырнуть, мокрый рукав это только начало, к концу я буду мокрым весь, впрочем, как и ты.
Твоя голова под водой, и только волосы, как пленка, покрыли поверхность воды. Считаю про себя секунды, я конечно хочу тебя помучить, но вот топить в планы не входит. Я лишь хочу, чтобы ты утомился и в дальнейшем не мешал мне делать все, что захочется, а то ведь с тебя станется обломать мне кайф своими трепыханиями, а так ты присмиреешь и будешь, как масло в тепле - мягким и податливым.
Ты брыкаешься, пытаясь пнуть меня ногой, но я на стороже, а потому, твои попытки только веселят.
Посчитав, что тебе пора сделать вдох, вытягиваю твою голову из-под воды, после чего, ты отплевываешься. хватаешь ртом воздух и, кажется, никак не можешь заполнить легкие. Ты хрипишь.
- Ты что-то хочешь сказать?
Вместо ответа один хрип и кашель, кажется, я все-таки передержал тебя под водой, но ничего, ты туда еще не раз нырнешь. Привыкай.
Как только ты отдышался и с новыми силами стал вырываться, я с садистской улыбкой вновь тебя окунул.
Лупишь руками по бортикам ванны. Бей сколько угодно, это мне не мешает, а тебе не поможет.
Помня, что стоит держать тебя под водой поменьше, снова вытаскиваю, на этот раз ты быстрее восстанавливаешь дыхание, и, изловчившись, поворачиваешь голову. Вот только твои патлы загораживают глаза и, кроме них, ты ничего не видишь, ладно, я буду так добр, что уберу их.
Да, это определенно стоило сделать, твой взгляд горит, кажется, что ещё чуть-чуть и глаза начнут метать молнии, но это только иллюзия. Если кто-то и может тут быть горячим, так это я.
- Что уставился? Давно не видел? Ну, как тебе водные процедуры, нравится?
- Да пошел ты, ублюдок.
- И куда мне пойти? Может подскажешь, а то я сам не знаю, боюсь заплутать, - Откидываю голову и смеюсь.
- В жопу иди!
- Хм, какое интересное предложение, и знаешь, я непременно сделаю так, как ты сказал. Жопа, значит жопа.
И прежде чем ты успеваешь ещё что нибудь сказать, снова макаю тебя в воду.
Как я и думал, мы оба полностью мокрые, и это дико раздражает.
При каждом движении, одежда мешает и сковывает движения, но не мне одному не комфортно, так что я потерплю.
На пятое погружение ты уже не лупишь руками по бортику, а твои ноги не пытаются меня пнуть. Кажется, ты достаточно утомился, как раз то, что нужно.
Вытащив тебя за патлы из воды, оглядываю мокрый пол. Надо будет заставить тебя все это убрать, в конце концов все это - твоя работа, а значит и убирать тоже тебе.
Отпускаю мокрые патлы и ты без моей, пусть и такой специфической, поддержки валишься на кафельный пол. Прямо в те лужи, что ты сам налил.
Снимаю мокрую рубашку, расстёгиваю молнию ширинки, разуваюсь и стягиваю штаны полностью. Ткань, мокрая и липнущая к коже злит так, что я готов разорвать несчастную одежду.
Оставшись в одном белье, подхожу к тебе. Неужели вырубился? Э, нет, я так не играю.
- Мусор, ты что, спать вздумал? А ну поднимайся, - для пущей убедительности толкаю босой ногой в бок.
- Уйди, козел, - приподнимаешься на дрожащих от перенапряжения руках и, откинув мокрые патлы, смотришь на меня.
А я, не теряя времени, начинаю тебя раздевать.
Сперва до тебя не доходит, что я делаю, и ты просто непонимающе смотришь на почти голого меня. Но, когда, расстегнув рубашку, я тянусь к штанам, приходишь в себя полностью и, отталкивая мои руки, пытаешься встать.
- Убери руки, мне твоя помощь не нужна. Ишь ты, заботливый, не бойся, я сам переоденусь.
Так ты подумал, что я заботу проявляю? Боясь, что ты заболеешь в мокрой одежде, да? Даже и не знаю, как реагировать - то ли ржать, то ли плакать.
- Помощь? Родной, ты, что-то путаешь, какая помощь? Просто трахать тебя мокрого, что то не хочется.



Часть 4

От моих слов замираешь, смотришь, кажется, не веря собственным ушам.
Делаю к тебе шаг. Теперь нахожусь совсем близко.
Ты стоишь на коленях у ванны, а я в полу-метре от тебя. Твой взгляд всего лишь на секунду метнулся к моему паху и, смею предположить, что внушительная выпуклость рушит твои надежды, на то, что тебе послышалось.
А я, решив добить, быстро и легко хватаю тебя за настоящую руку и, не смотря на твои попытки ее освободить, подношу к паху.
Ты сжимаешь руку в кулак. Нет, так не пойдет, ты прикоснешься. Нажимаю на основание кисти и заставляю твои пальцы разжаться.
- Отпусти, иначе я тебе член оторву и в задницу засуну.
- Только если в твою, но поверь, помогать мне не надо, я и сам прекрасно справлюсь.
Накрываю бугорок. Ты остервенело дергаешь руку, но вырваться не можешь.
- Чувствуешь твердость плоти и ее жар? Совсем скоро увидишь и размер, думаю, разочарован ты не будешь.
- Отпусти, да отпусти!
- Конечно, но не сейчас.
Отпускаю твою руку и тут же, пока ты не успел опомнится, валю тебя на пол, с которого ты совсем недавно поднялся.
Зажимаю обе руки над головой, второй рукой расстёгиваю брюки и спускаю их до щиколоток вместе с бельём.
- Блять, блять, но ты ведь натурал! Зачем тебе это, я не баба! А эти чёртовы патлы сегодня же срежу, отпусти меня!
- Натурал, да, но один раз - не пидорас, мне просто захотелось разнообразия, да и для тебя новинка, так что наслаждайся.
Разув патлатого, стаскиваю с него брюки ловко уворачиваясь от неугомонных ног.
Рубашку тоже хотелось бы снять, но с этим можно и повременить.
- Ну что, сменим место дислокации? А то здесь как-то неудобно?
И не дожидаясь очередных воплей, снова хватаю за патлы.
- Нет, не обрезай, я раньше и не догадывался, что такие патлы могут так пригодится.
- Да пошел ты!
Наконец, мы покинули это царство белизны. Никогда не любил этот цвет, но в ванной комнате это было уместно.
- Давай, патлатый, живей шевелись, чего еле тянешься?
И, для придания скорости, тяну за волосы сильней.
Я, конечно, трахал своих баб где вздумается: и на столе, и на ковре, и на подоконнике. Если все места вспоминать, ночи не хватит.
Но для тебя только спальня, и тут дело не в романтике, просто там мягче и изголовье металлическое с кованными узорами, которое мне очень пригодится.
Дотащив уставшего патлатого, поднимаю его с колен, подхватив под мышки и сделав шаг, толкаю на широкую постель.
Ты тут же начинаешь пытаться подняться, но тело устало и слушается тебя плохо.
Вернувшись на минуту в кабинет достаю из одного из шкафов веревку. Отлично, то что надо - толстая, но в меру.
Вообще, в моём кабинете при желании можно найти все, что душе угодно.
Возвращаюсь в спальню, а там сюрприз. Ты еще оказывается бодрячком! Стоишь у постели, держась за изножье, тебя качает, но воин - есть воин, и даже полу-живой ты опасен.
Многие твои противники дорого поплатились за пренебрежительное к тебе отношение, считая, что раненый ты не опасен.
- Ты куда-то собрался? Как невежливо рушить планы начальства.
Сокрушенно качая головой, медленно приближаясь к тебе.

Раненый зверь вдвойне опасен, ведь он загнан в угол и терять ему нечего.
И ты сейчас словно тот зверь, как бы плохо тебе не было, будешь бороться до последней капли крови. Ты уж прости, но в мои планы рукопашный бой с тобой не входит, так что смирись, патлатый, со своей судьбой.
- Если ты ко мне подойдешь, я наплюю на клятву и отсюда живым уйдет только один из нас.
- Как пафосно, но ты утомил меня мусор, будь добр, заткни свою пасть, а потом ложись на кровать и готовься подставить свой тощий зад.
- Ты мой зад только на том свете увидишь и то, вряд ли.
- А вот это мы сейчас и проверим: на том свете или на этом.
Ты силен, но реакция сейчас сильно притуплена, а потому, в несколько больших шагов достигаю мечника и, не церемонясь, с размаха бью ногой в солнечное сплетение.
Ты, конечно, понял, что я делаю, но среагировать вовремя уставшее тело неспособно, а потому с хрипом валишься на пол.
- Ну вот видишь, сам себе лишние проблемы создаёшь. И чего так мучится? С тебя что убудет, один разок можешь и потерпеть. Глянь на Луссурию, тот вообще с этого тащится и кавалеров меняет чаше, чем бабы шмотки в гардеробе.
- Я мужик, - голос еле слышен, ты, лежа на боку, сплевываешь выступившую на губах кровь.
- А кто-то разве спорит о твоей половой принадлежности? Что ты, я ни на минуту не сомневаюсь в этом.


Часть 5

Устав от этой затянувшейся дискуссии, заваливаю тебя обратно на кровать.
Подхватываю с пола брошенную мною веревку и, вернувшись к постели, быстро и легко хватаю оба твои запястья и, под твои маты, привязываю их к кованному изголовью.
Закончив процедуру твоего пленения, любуюсь результатом.
А ты хорош: белые длинные волосы разметались по черному одеялу, твоя бледная кожа на фоне черного белья выглядит просто белоснежной, а худощавое тело манит и приковывает взгляд.
Глядя на тебя сейчас, понимаю, что даже самый закоренелый натурал поколеблется в своей категоричности.
Смотрю и понимаю, что сейчас меня ничто не в силах остановить.
А ты лежишь и, не мигая, уставился на меня. Интересно, такими смехотворными методами ты хочешь заставить меня отступится? Надейся, патлатый, надейся.
- Ну что, готов? Хотя, не важно.
- Тебе не жить, Занзас! Я отомщу!
- За что? Я ещё ничего не сделал, а ты уже угрожаешь.
Под твоим не мигающим взором, сажусь на кровать рядом с тобой. От моей близости вздрагиваешь и пытаешься отодвинутся, настолько далеко, насколько позволяют привязанные руки.
Хватаю за щиколотки и фиксирую твои ноги на одном месте, нечего тут салочки на кровати устраивать, я между прочим тоже уже притомился, да и возбужденный член требует к себе внимания.
- Чем больше ты сопротивляешься, тем хуже тебе будет, не зли меня, патлатый.
- А ты думаешь, что может быть что-то хуже того, что ты собираешься сделать? что-то сомневаюсь, и неужели ты думал, что я с радостью встану на корячки и со счастливым видом, в предвкушение подставлю тебе свой зад?
- А что, я был бы вполне доволен.
- Закатай губу, урод!
Я решил, что пора переходить к более приятному, по крайней мере для меня, занятию.
Забираюсь на кровать полностью, все также удерживая твои ноги за лодыжки.
Видя моё перемещение, пытаешься подтянуть к себе ноги, а вот это ты очень удачно делаешь.
Позволяю тебе подтянуть к себе ноги, после чего отпускаю одну твою щиколотку, но ровно настолько, на сколько нужно для того, чтобы схватить её второй рукой.
Осознав, что ты наделал пытаешься обратно выпрямить ноги, а вот этого я тебе сделать не позволю.
Ты сжимаешь ноги, всячески силясь, не дать мне их развести в сторону.
Пожалуй, стоило привязать тебя мордой в подушку, тогда сейчас все было бы намного для меня проще, но момент упущен, а отвязывать тебя сейчас слишком рискованно.
Борьба длится недолго и заканчивается моей полной и безоговорочной победой. Один резкий рывок и твои ноги весьма призывно и заманчиво разводятся в стороны, осталось только разобраться с ненужным сейчас бельем и картина будет завершенной.
- Блядь, блядь, - это все, на что тебя хватает в данных обстоятельствах, ты мотаешь головой и пытаешься подтянутся на руках повыше, в попытке отодвинутся от меня.
- Может тебе ещё и ноги связать, достал уже барахтаться!
- Отъебись от меня, и я не буду барахтаться.
Веревки впиваются в кожу всё сильней, ты же, не обращая внимания на боль в запястьях, остервенело дергаешь руками.
Пока ты борешься с веревками, я начинаю плавный подъем по твоим ногам все выше и выше.
Стоило мне коснутся твоих бедер, как ты замер, казалось, что ты даже дышать перестал. Только огромными глазами неверяще смотришь на мои смуглые ладони, что так неспешно, но настойчиво скользят по бедрам.
Кожа у тебя нежная, мягкая и как ни странно, шрамов почти нет.
Совершаю плавный маневр, и вот уже мои руки гладят внутреннюю сторону бедра.
Пользуясь тем, что твои ноги больше не держат, что есть силы сжимаешь мои бока и пятками лупишь по спине.
Бьешь ты конечно не слабо, но такая ерунда все равно не способна отвлечь меня от изучения твоего тела.
Закончив с ласками бедер, накрываю одной рукой твой пах. Опа, Скуало, а по ходу тут кто-то ломает комедию!
- Ску, а что это у нас тут?
- Убери руку, сука!
- Нет, сукой у нас будешь ты и судя по тому, что я тут нащупал, сука возбужденная.
О, да, я конечно пока не вижу твоё достоинство, но то, что чувствую весьма красноречиво говорит о том, что ты не остался равнодушным к моим прикосновениям.
- У меня просто давно никого не было, так что сотри это ехидство со своей морды.
- Ну-ну зачем так грубо.
Ткань скрывающая все самое интересное бесит до дрожи, а потому, не церемонясь, просто разрываю её.
- Ты что творишь?!
- Не бойся, стоимость этой тряпки я возмещу.
Да, я не ошибся, равнодушным ты не остался, но растягивать резину не хочется, а потому я решил немного с тобой поиграть.
Осторожно накрыв полу-возбужденную плоть, начинаю не спеша её поглаживать, периодически массируя головку.
Ты, с ещё большим остервенением, лупишь меня пятками, отчего стыдно осознавать, что твоё собственное тело предало тебя так легко и быстро.
Обхватываю ствол рукой и начинаю двигать рукой более резко и быстро. С каждой минутой член в моей руке становится тверже и больше.
Да, Скуало, а природа тебя не обделила, постаралась на славу.
Ты сжимаешь зубы и сдерживаешь стоны, но я вижу, как ты кусаешь свои губы и как зажмуриваешь глаза.
Бесполезно, я все вижу, и от такого тебя, чувствую, как мой собственный член начинает болеть, от так долго сдерживаемого возбуждения.
Но сейчас я очень хочу заставить тебя застонать, я знаю, как сильно это ударит по твоей, все ещё не сломленной, гордости.
А потом довести до оргазма, и я это сделаю.
- Ну же, не сдерживайся, я же вижу, что тебе это нравится, ну же, стони! Я хочу это слышать.
Молчишь? Ещё бы, стоит тебе открыть рот и стоны просто польются, как из рога изобилия.
Но я подожду, пусть сейчас ты и сдерживаешься, я посмотрю, как ты заорёшь, когда я буду вколачивать тебя в постель. Поверь, рука это так, цветочки, ягодки впереди.
Хватает тебя не долго, и вот мою руку заливает твоя сперма, но как я не надеялся, даже кончив ты не издал ни звука. Но выступившая на губах кровь ясно говорила, какой ценой тебе это далось.
Ты закрываешь глаза, прерывисто и часто дыша, неужели выдохся?
Рано, самое интересное впереди.
Пока ты лежишь, переживая произошедшее, и не следишь за моими действиями, приподнимаюсь с твоего разомлевшего и утомленного тела.
Подсунув под тебя руки резко переворачиваю на живот, да я знаю, что для твоих рук это ещё одно болезненное испытание, но думаю, ты выдержишь.
Снова раздвигаю твои ноги и глажу ягодицы.
До женских конечно далеко, но тоже вполне аппетитные.
Ты постепенно переходишь в себя, явно не понимая, как очутился на животе.
А почувствовав, как я глажу ягодицы, попытался приподнявшись скинуть меня с себя.
Э, нет, так не пойдет, сбросить себя я не дам. И для пущей убедительности смачно шлёпнул тебя по заднице.
- А ну, слезь с меня!
- Сейчас ты своё удовольствие получил, и я хочу. Нельзя быть таким эгоистом, Скуало, нельзя.
Во избежание повторных брыканий, коленями надавливаю тебе на ноги.
И вновь сосредотачиваю все свое внимание на твоей заднице.
Одной рукой глажу копчик а другой проскальзываю между ягодиц.
Не спеша, с легким нажимом на колечко сфинктера, глажу ложбинку.
Ты как-то подозрительно тих.
- Эй, патлатый, ты там что, вырубился?
- Не дождешься, чертов извращенец, вот погоди у меня, когда я отсюда выберусь, яйца тебе отрежу.
И главное я верю, что ты вполне способен на это, но думаю, я своё добро смогу защитить.
Всласть поиграв у тебя на нервах, перехожу к самой интересной части:
Без предупреждения и без смазки если не считать твоей собственной спермы. Проталкиваю в тебя один палец, и зная, что ты мусор крепкий, не церемонясь загоняю палец на всю длину.
- Больно, остановись урод и может я тебя пощажу и убью быстро.
Ну-ну убьёшь, как же.
Решив, что ответа твоя реплика не заслуживает, начинаю вытаскивать палец. Тот идёт туго, ты постоянно зажимаешься, отчего неприятно и больно тебе одному.
- Расслабься, придурок, а то хуже будет.
- Иди нахуй, урод!
А вот это, Скуало, было ошибкой с твоей стороны. Я могу понять и принять то, что ты материшься, но называть меня гомиком - этого я тебе не спущу.
Почти полностью вытащив первый палец, добавляю к нему второй.
И как можно жеще вталкиваю оба, от этого вторжения выгибаешь спину и вскрикиваешь.
- Неужели больно? не может быть!
И не дав тебе времени на ответ, так же резко выдергиваю пальцы, но только для того, чтобы в следующий мгновение втолкнуть сразу три.
Вот теперь ты орешь так, что у меня закладывает уши.
Но несмотря на твои вопли, я вытаскиваю и снова вталкиваю три пальца. На растяжку это мало похоже, скорее на то, что я тебя грубо трахаю пальцами, хотя, собственно, так и есть.
Ты виляешь задницей в попытке соскользнуть с мучащих тебя пальцев, но я зорко слежу за тем, чтобы этого не произошло.
Спустя пару минут вынимаю из тебя пальцы. Судя про твоему облегчённому вздоху, который ты не сумел сдержать, ты решил что это конец, но это совсем не так.
Плюнув на свою руку, поспешно размазываю слюну по стволу. Не смазка, конечно, но хоть что-то.
- Рано расслабляешься, мусор, сейчас будет больно.
И, словно в доказательство, приподнимаю тебя ставя на карачки и вцепившись в бедра приставляю головку к входу.
- Нет!
На большее у тебя просто не хватает дыхания и времени.
Одним рывком насаживаю тебя на всю длину.
Как же это больно, даже для меня. Не могу представить каково сейчас тебе, но отпускать тебя я все равно не намерен.
Твоя узость и жар сводят с ума. Так тесно, что сносит крышу и сразу в мозгу зажигается и разгорается все ярче яростное желание двигаться.
От каждого моего толчка вскрикиваешь, только вот громкости поубавилось, и если ты продолжаешь в том же духе, то на ближайшую неделю Вария обзаведется немым капитаном.
- Да расслабься ты, тупая бестолочь!
Двигаться в тебе все ещё тяжело, но возможно. Лично для меня так ощущения только острее, а вот ты буквально воешь.
Долгое ожидание, помноженное на долгое возбуждение, приводят к быстрой разрядке, но я не разочарован, в конце концов можно отдохнуть и повторить.
Засадив особенно глубоко, с громким рыком, кончаю глубоко в тебя.
Ты, чувствуя горячую сперму, материшься еле слышно, но я разбираю каждое слово.
- Тебе что, не понравилось? Тогда передохнем и будем продолжать, пока тебе не понравится.
Я все еще в тебе. Так не хочется выходить, но надо.
Выскользнув из твоего тела смотрю на растраханную дырочку, да знатно я так тебя растянул.
Но ничего, до свадьбы заживет, не ты первый, не ты последний, а вот расслабился и все прошло бы легче для меня и приятнее для тебя. Но ты, баран упертый, готов мучится, но не уступить.
Судя по небольшому количеству крови на бедрах и в сперме, что не спеша вытекает из твоей дырочки, я все-таки тебя порвал.
Жаль, значит повторить сегодня не получится и дело не в том, что мне тебя жалко, просто пачкаться в крови мне противно.
Отпускаю твои бедра и ты с шипением падаешь на бок.
Лежишь, глаза открыты, но взгляд застывший, словно ничего не видящий.
Надо тебя взбодрить, а то вид такой, будто-бы ты прямо сейчас дух испустишь.
Нет, ну серьёзно словно ещё не оттрахали, а смертельно ранили. Хотя его гордость, думаю, нескоро в себя придет.



Прикинув, что проще всего его снова окунуть в водичку, подхватываю патлатую бестолочь на руки и несу в ванную, которую мы собственно не так давно покинули.
Вода успела изрядно остыть, что только к лучшему.
Становлюсь у самого бортика и, опуская руки, окунаю с размаху в холодную воду.
Ты погружаешься с головой и несколько секунд находишься под ней, но, моментально придя в чувства, выныриваешь, мотая башкой и отплевывая воду.
Вот оно, патентованное средство Занзаса - помогает от усталости, обморока.

Откидываешь патлы и устремляешь бешеные глаза на меня. Резко хватаешься руками за бортики и подскакиваешь в яростном стремлении дотянутся до меня, но тут же охаешь и валишься обратно в воду.
Да думаю задница у тебя болит знатно, но то ли еще будет.
Знаешь, патлатый, ты, конечно, мужик, псих и истерик тот еще, но мне ни с кем в постели не было так весело и хорошо.
Ты определенно застрял в моей постели всерьез и надолго.
Ты конечно этого не знаешь, да и не хочешь, но я приручу тебя моя, бешеная акула, терять то что я нашел, я не собираюсь.
- Ты мой, смирись, патлатый. - говорю это тебе в губы, намертво вцепившись в подбородок.
Смотришь на меня ошарашенно и испуганно, но выбор у тебя небогатый.
- Или ты меня убиваешь или принадлежишь мне во всем и всецело, на меньшее я не соглашусь!


@темы: " Мои фанфики"

URL
   

Sonne86

главная